«Строгач» для прокурора

Год назад, 26 мая 2016 года, ушёл из жизни Александр Юрьевич Малясов. Сердце этого отважного человека, не побоявшегося вступить на тропу войны с беспределом, творящемся в Кежемском районе, перестало биться в день, когда начался суд над его сыном Романом…

НЕ НАШЛИ ПРАВОВЫХ ОСНОВАНИЙ

Вкратце напомню предысторию уголовного дела, имеющего, на мой взгляд, признаки сфабрикованного. В 2015 году Александр Юрьевич обратился в бюро журналистских расследований «Факт». События, о которых он рассказал, прочно вошли в криминальную летопись не только его родного района, но и Красноярского края.

Ряд публикаций в газете «Красноярский рабочий», а также на сайте «Бюро журналистских расследований «Факт», не могли не привлечь внимания как читателей, так и самих правоохранителей.

Кое-что, конечно, изменилось. Уволен в связи с утратой доверия начальник полиции Кежемского района Александр Давыдов. Руководитель следственного отдела Серёгин переведён в другой район. Однако дикость и варварство, которое пришлось испытать жителям при «зачистке» их родных мест, во имя строительства Богучанской ГЭС, остались безнаказанными.

Многие ангарцы до сегодняшнего дня не могут оправиться от страшных воспоминаний, а сотрудники ГУФСИН, которые занимались подготовкой ложа водохранилища, и осужденные, привлечённые на эти работы, навсегда получили звания «карателей». С канистрами бензина в руках уголовники шли по деревням и сжигали всё, что попадалось на пути: опустевшие дома, школы и сады, хозяйственные постройки.

Александр Юрьевич тогда имел лесопилку, технику. Власти обещали, что помогут ему всё вывезти, но обманули. Вот тогда-то и началась война сильных мира сего с простым человеком-тружеником и его семьёй. В Интернете есть видеозапись того, как сжигали имущество Малясовых.

Назывались фамилии и должности поджигателей, однако предварительное расследование по уголовному делу неоднократно приостанавливалось в связи с «не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Сын Александра Юрьевича, Роман Малясов, также признан потерпевшим по этому делу. Уже после смерти отца он обратился в Кежемский районный суд за справедливостью, просил признать незаконными постановление от 30.04.2017 года об очередном приостановлении дела, а также бездействие следователя Ушаковой и прокурора Надольского.

Однако председатель райсуда Владимир Яхин отказал Малясову в удовлетворении жалобы, ссылаясь на то, что в ходе расследования были допрошены осужденные, осуществлявшие «зачистку». А «приостановление предварительного расследования на длительный срок, безусловно, не свидетельствует о бездействии следователя».

И далее: «С учётом отсутствия оснований для отмены принятого 30.04.2016
года процессуального решения о приостановлении предварительного расследования отсутствуют правовые основания для признания незаконным бездействия прокурора Кежемского района Надольского А. А., выраженного в непринятии мер к его отмене».

Вот как! Нет правовых оснований признать незаконным бездействие прокурора.

ВОРОН ВОРОНУ ГЛАЗ НЕ ВЫКЛЮЕТ

Уже больше года длится и рассмотрение уголовного дела в отношении Романа Малясова. Он не побоялся высказать свою позицию, за что, скорее всего, и поплатился.

В статье «Ворон ворону глаз не выклюет», опубликованной в «КР» 26 мая 2016 года, рассказывалось о том, какие нарушения были допущены следствием при возбуждении уголовного дела в отношении этого человека. Сегодня уголовное дело рассматривает в Кежемском районном суде тот же судья Яхин.

Адвокат Елена Бергель рассказала журналистам «Бюро журналистских расследований» о многочисленных процессуальных нарушениях, которые были допущены во время судебных заседаний. Например, 13 мая 2016 года Яхин вынес постановление об отказе в проведении предварительного слушания, руководствуясь при этом статьями 229, 236 УПК РФ, регламентирующими вынесение решения именно по результатам предварительного слушания.

Таким образом, он провёл слушание без участия подсудимого и его защитника, чем нарушил право Малясова на защиту. В ходе допроса свидетелей, по словам адвоката, Яхин неоднократно перефразировал задаваемые вопросы, что давало им возможность уклоняться от прямых ответов.

Кроме того, получив от адвоката ходатайство об отложении дела из-за болезни, он, вопреки воле обвиняемого, назначил другого защитника, чем нарушил статью 248 УПК РФ, а также статью 50 Конституции. Однако на сайте суда содержится совсем другая информация — об отложении заседания по причине неявки защитника.

По словам защиты, во время судебных заседаний прокурор Надольский регулярно находился в кабинете Яхина, что расценено ею как заинтересованность судьи в удовлетворении требований обвинения.

Во время выездного судебного заседания на место, где были вырублены деревья, обнаружились очень неудобные для обвинения факты: координаты указанных в обвинительном заключении пней не соответствовали протоколу осмотра места происшествия! А дендрологическая экспертиза, которая впоследствии была проведена специалистом института леса имени В. Н Сукачёва, только подтвердила, что деревья были спилены в разное время!

Прокурор Надольский, как нам показалось, использовал в своём обвинении показания, «выбитые» оперативниками у Геннадия Бетехтина (тот впоследствии от них отказался).

Полицейские Широков и Язовский изувечили Бетехтина, теперь он инвалид. Один из них уже не работает в полиции, второй продолжает «нести службу». Им предъявлено обвинение, которое передано в суд.

Мне кажется, что «выбитые» показания и «прессовщики» в камерах для кежемских правоохранителей — дело привычное. Есть аудиозапись разговора Александра Бетехтина (сына Геннадия Бетехтина), где он рассказывает о том, как к нему в камеру подсадили человека с диктофоном и мобильным телефоном, по которому ему звонил оперативник Купцов и давал указания.

«Прессовщика» часто вызывали из камеры, после чего он возвращался пьяным. Александр рассказывал, что его просили дать показания на Малясова по незаконной рубке леса, а также о том, что Малясов находится в дружеских отношениях с заместителем прокурора по имени Илья и что тот помогает Роману.

«Прессовщик» сделал своё дело: очень доходчиво — побоями и угрозами, «убедил» Бетехтина сказать всё, что просили оперативники.

Хотелось бы знать: оказание давления на задержанного с помощью другого лица (зависимого осужденного), применение специальных технических средств в камере ИВС осужденным — это законно? И будет ли проводиться проверка в отношении правоохранителей на предмет наличия признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ?

Давление на отца и сына продолжается и сейчас, что отражено в заявлениях Геннадия Бетехтина от 17 февраля 2017 года, поданных в прокуратуру края и Уполномоченному по правам человека в Красноярском крае. Он указывает, что ему и сыну по-прежнему угрожают, обещают «закрыть», вламываются в квартиру.

Брат бывшего начальника полиции Сергей Давыдов, который сам подозревается в незаконной рубке леса, пригрозил его сыну, что если тот не убедит отца поменять показания по уголовным делам, то у него будут реальные проблемы: «Жди подставы, будешь сидеть».

В конце апреля 2017 года Александр Бетехтин пытался покончить жизнь самоубийством.

ДЕЛА ПРОДОЛЖАЮТ «СТРЯПАТЬ»

О том, как «стряпаются» уголовные дела в Кежемском районе, говорилось и в статье «Стряпчих дел мастера», опубликованной в «Красноярском рабочем» 15 декабря 2015 года. Но эта практика продолжается. У нас в распоряжении имеются документы, которые свидетельствуют об очередных нарушениях.

В прокуратуру Кежемского района поступили материалы проверки по факту получения 8 декабря 2016 года водителем ООО «Гидроспецстрой» Андреем Полевым производственной травмы. 2 февраля уже нынешнего года они переданы в следственный отдел по Кежемскому району ГСУ СК РФ по Красноярскому краю для организации проверки и принятия решения.

Все документы были зарегистрированы начальником отдела в книге регистрации сообщений о преступлениях под номером 22. С этого момента было выполнено множество проверочных мероприятий, возник резонный вопрос о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 143 УК РФ. Но, по информации нашего источника, правоохранители не стали возбуждать уголовное дело, а материалы, подтверждающие факт производственной травмы,
убрали из дела. Однако копии этих документов сохранились.

В результате травмы человек был в буквальном смысле искалечен, в действиях виновных лиц определённо усматривались признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 143 УК РФ. А ответственность за это преступление пока никто не понёс. Возникает резонный вопрос: почему так сработала прокуратура?

Возможно, приведённые ниже цифры объяснят положение дел. Если брать официальные показатели работы прокуратуры Кежемского района по общему надзору, то в 2016 году было выявлено нарушений меньше на тысячу в сравнении с предыдущим годом. Оспорено незаконных актов — 45 (2015 год — 93), направлено исков — 45 (2015 год — 343), внесено представлений — 148 (2015 год — 213), к административной ответственности привлечены 54 лица (2015 год — 89), возбуждено уголовных дел по результатам сбора материалов прокурором — 1 (2015 год— 6).

Надо сказать, что и приказов о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей Надольским достаточно. Вот один из них: от 7.04.2017 № 30-н по поводу того, что им не было изучено уголовное дело Дарьи Усатовой, оно возвращено для устранения препятствий рассмотрения его судом. Также возвращены в прокуратуру дела несовершеннолетних Самкова и Голубцова. Есть приказ № 157-н от 31.08.2017 года о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей Надольским по поддержанию государственного обвинения, в том числе и на стадии обжаловании судебных решений, что повлекло пересмотр приговора.

Год назад, 30 мая 2016 года, Надольскому был объявлен выговор — опять за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей. А 7 апреля нынешнего года прокурору Кежемского района объявлен строгий выговор за то, что в рабочее время праздновал день рождения коллеги. «Доброжелатели» сообщили об этом руководству, которое, к его чести, сработало быстро. Потом было освидетельствование, забранная на анализ кровь…

Интересно, когда закончится череда дисциплинарных взысканий для прокурора Надольского?

Татьяна ГОЛОВАНОВА,

обозреватель сайта «Бюро журналистских расследований «Факт».

COMMENTS

  • <cite class="fn">Svetlana</cite>

    страшно! В какой стране мы живём? Это не риторический , либо эмоциональный вопрос. Это тот вопрос, на который страшно услышать ответ. Видеть чёрное, но говорить, что это белое. В угоду кому? кто хозяин жизни? Чего спрятались? покажитесь в своём истинном виде. Скажите людям, где их место. Все эти следователи, судьи и прокуроры — всего лишь верные исполнители воли хозяина.

Leave a Comment