«Строгач» для прокурора

Год назад, 26 мая 2016 года, ушёл из жизни Александр Юрьевич Малясов. Сердце этого отважного человека, не побоявшегося вступить на тропу войны с беспределом, творящемся в Кежемском районе, перестало биться в день, когда начался суд над его сыном Романом…

НЕ НАШЛИ ПРАВОВЫХ ОСНОВАНИЙ

Вкратце напомню предысторию уголовного дела, имеющего, на мой взгляд, признаки сфабрикованного. В 2015 году Александр Юрьевич обратился в бюро журналистских расследований «Факт». События, о которых он рассказал, прочно вошли в криминальную летопись не только его родного района, но и Красноярского края.

Ряд публикаций в газете «Красноярский рабочий», а также на сайте «Бюро журналистских расследований «Факт», не могли не привлечь внимания как читателей, так и самих правоохранителей.

Кое-что, конечно, изменилось. Уволен в связи с утратой доверия начальник полиции Кежемского района Александр Давыдов. Руководитель следственного отдела Серёгин переведён в другой район. Однако дикость и варварство, которое пришлось испытать жителям при «зачистке» их родных мест, во имя строительства Богучанской ГЭС, остались безнаказанными.

Многие ангарцы до сегодняшнего дня не могут оправиться от страшных воспоминаний, а сотрудники ГУФСИН, которые занимались подготовкой ложа водохранилища, и осужденные, привлечённые на эти работы, навсегда получили звания «карателей». С канистрами бензина в руках уголовники шли по деревням и сжигали всё, что попадалось на пути: опустевшие дома, школы и сады, хозяйственные постройки.

Александр Юрьевич тогда имел лесопилку, технику. Власти обещали, что помогут ему всё вывезти, но обманули. Вот тогда-то и началась война сильных мира сего с простым человеком-тружеником и его семьёй. В Интернете есть видеозапись того, как сжигали имущество Малясовых.

Назывались фамилии и должности поджигателей, однако предварительное расследование по уголовному делу неоднократно приостанавливалось в связи с «не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Сын Александра Юрьевича, Роман Малясов, также признан потерпевшим по этому делу. Уже после смерти отца он обратился в Кежемский районный суд за справедливостью, просил признать незаконными постановление от 30.04.2017 года об очередном приостановлении дела, а также бездействие следователя Ушаковой и прокурора Надольского.

Однако председатель райсуда Владимир Яхин отказал Малясову в удовлетворении жалобы, ссылаясь на то, что в ходе расследования были допрошены осужденные, осуществлявшие «зачистку». А «приостановление предварительного расследования на длительный срок, безусловно, не свидетельствует о бездействии следователя».

И далее: «С учётом отсутствия оснований для отмены принятого 30.04.2016
года процессуального решения о приостановлении предварительного расследования отсутствуют правовые основания для признания незаконным бездействия прокурора Кежемского района Надольского А. А., выраженного в непринятии мер к его отмене».

Вот как! Нет правовых оснований признать незаконным бездействие прокурора.

ВОРОН ВОРОНУ ГЛАЗ НЕ ВЫКЛЮЕТ

Уже больше года длится и рассмотрение уголовного дела в отношении Романа Малясова. Он не побоялся высказать свою позицию, за что, скорее всего, и поплатился.

В статье «Ворон ворону глаз не выклюет», опубликованной в «КР» 26 мая 2016 года, рассказывалось о том, какие нарушения были допущены следствием при возбуждении уголовного дела в отношении этого человека. Сегодня уголовное дело рассматривает в Кежемском районном суде тот же судья Яхин.

Адвокат Елена Бергель рассказала журналистам «Бюро журналистских расследований» о многочисленных процессуальных нарушениях, которые были допущены во время судебных заседаний. Например, 13 мая 2016 года Яхин вынес постановление об отказе в проведении предварительного слушания, руководствуясь при этом статьями 229, 236 УПК РФ, регламентирующими вынесение решения именно по результатам предварительного слушания.

Таким образом, он провёл слушание без участия подсудимого и его защитника, чем нарушил право Малясова на защиту. В ходе допроса свидетелей, по словам адвоката, Яхин неоднократно перефразировал задаваемые вопросы, что давало им возможность уклоняться от прямых ответов.

Кроме того, получив от адвоката ходатайство об отложении дела из-за болезни, он, вопреки воле обвиняемого, назначил другого защитника, чем нарушил статью 248 УПК РФ, а также статью 50 Конституции. Однако на сайте суда содержится совсем другая информация — об отложении заседания по причине неявки защитника.

По словам защиты, во время судебных заседаний прокурор Надольский регулярно находился в кабинете Яхина, что расценено ею как заинтересованность судьи в удовлетворении требований обвинения.

Во время выездного судебного заседания на место, где были вырублены деревья, обнаружились очень неудобные для обвинения факты: координаты указанных в обвинительном заключении пней не соответствовали протоколу осмотра места происшествия! А дендрологическая экспертиза, которая впоследствии была проведена специалистом института леса имени В. Н Сукачёва, только подтвердила, что деревья были спилены в разное время!

Прокурор Надольский, как нам показалось, использовал в своём обвинении показания, «выбитые» оперативниками у Геннадия Бетехтина (тот впоследствии от них отказался).

Полицейские Широков и Язовский изувечили Бетехтина, теперь он инвалид. Один из них уже не работает в полиции, второй продолжает «нести службу». Им предъявлено обвинение, которое передано в суд.

Мне кажется, что «выбитые» показания и «прессовщики» в камерах для кежемских правоохранителей — дело привычное. Есть аудиозапись разговора Александра Бетехтина (сына Геннадия Бетехтина), где он рассказывает о том, как к нему в камеру подсадили человека с диктофоном и мобильным телефоном, по которому ему звонил оперативник Купцов и давал указания.

«Прессовщика» часто вызывали из камеры, после чего он возвращался пьяным. Александр рассказывал, что его просили дать показания на Малясова по незаконной рубке леса, а также о том, что Малясов находится в дружеских отношениях с заместителем прокурора по имени Илья и что тот помогает Роману.

«Прессовщик» сделал своё дело: очень доходчиво — побоями и угрозами, «убедил» Бетехтина сказать всё, что просили оперативники.

Хотелось бы знать: оказание давления на задержанного с помощью другого лица (зависимого осужденного), применение специальных технических средств в камере ИВС осужденным — это законно? И будет ли проводиться проверка в отношении правоохранителей на предмет наличия признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ?

Давление на отца и сына продолжается и сейчас, что отражено в заявлениях Геннадия Бетехтина от 17 февраля 2017 года, поданных в прокуратуру края и Уполномоченному по правам человека в Красноярском крае. Он указывает, что ему и сыну по-прежнему угрожают, обещают «закрыть», вламываются в квартиру.

Брат бывшего начальника полиции Сергей Давыдов, который сам подозревается в незаконной рубке леса, пригрозил его сыну, что если тот не убедит отца поменять показания по уголовным делам, то у него будут реальные проблемы: «Жди подставы, будешь сидеть».

В конце апреля 2017 года Александр Бетехтин пытался покончить жизнь самоубийством.

ДЕЛА ПРОДОЛЖАЮТ «СТРЯПАТЬ»

О том, как «стряпаются» уголовные дела в Кежемском районе, говорилось и в статье «Стряпчих дел мастера», опубликованной в «Красноярском рабочем» 15 декабря 2015 года. Но эта практика продолжается. У нас в распоряжении имеются документы, которые свидетельствуют об очередных нарушениях.

В прокуратуру Кежемского района поступили материалы проверки по факту получения 8 декабря 2016 года водителем ООО «Гидроспецстрой» Андреем Полевым производственной травмы. 2 февраля уже нынешнего года они переданы в следственный отдел по Кежемскому району ГСУ СК РФ по Красноярскому краю для организации проверки и принятия решения.

Все документы были зарегистрированы начальником отдела в книге регистрации сообщений о преступлениях под номером 22. С этого момента было выполнено множество проверочных мероприятий, возник резонный вопрос о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 143 УК РФ. Но, по информации нашего источника, правоохранители не стали возбуждать уголовное дело, а материалы, подтверждающие факт производственной травмы,
убрали из дела. Однако копии этих документов сохранились.

В результате травмы человек был в буквальном смысле искалечен, в действиях виновных лиц определённо усматривались признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 143 УК РФ. А ответственность за это преступление пока никто не понёс. Возникает резонный вопрос: почему так сработала прокуратура?

Возможно, приведённые ниже цифры объяснят положение дел. Если брать официальные показатели работы прокуратуры Кежемского района по общему надзору, то в 2016 году было выявлено нарушений меньше на тысячу в сравнении с предыдущим годом. Оспорено незаконных актов — 45 (2015 год — 93), направлено исков — 45 (2015 год — 343), внесено представлений — 148 (2015 год — 213), к административной ответственности привлечены 54 лица (2015 год — 89), возбуждено уголовных дел по результатам сбора материалов прокурором — 1 (2015 год— 6).

Надо сказать, что и приказов о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей Надольским достаточно. Вот один из них: от 7.04.2017 № 30-н по поводу того, что им не было изучено уголовное дело Дарьи Усатовой, оно возвращено для устранения препятствий рассмотрения его судом. Также возвращены в прокуратуру дела несовершеннолетних Самкова и Голубцова. Есть приказ № 157-н от 31.08.2017 года о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей Надольским по поддержанию государственного обвинения, в том числе и на стадии обжаловании судебных решений, что повлекло пересмотр приговора.

Год назад, 30 мая 2016 года, Надольскому был объявлен выговор — опять за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей. А 7 апреля нынешнего года прокурору Кежемского района объявлен строгий выговор за то, что в рабочее время праздновал день рождения коллеги. «Доброжелатели» сообщили об этом руководству, которое, к его чести, сработало быстро. Потом было освидетельствование, забранная на анализ кровь…

Интересно, когда закончится череда дисциплинарных взысканий для прокурора Надольского?

Татьяна ГОЛОВАНОВА,

обозреватель сайта «Бюро журналистских расследований «Факт».

«Строгач» для прокурора: 1 комментарий

  1. страшно! В какой стране мы живём? Это не риторический , либо эмоциональный вопрос. Это тот вопрос, на который страшно услышать ответ. Видеть чёрное, но говорить, что это белое. В угоду кому? кто хозяин жизни? Чего спрятались? покажитесь в своём истинном виде. Скажите людям, где их место. Все эти следователи, судьи и прокуроры — всего лишь верные исполнители воли хозяина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *