«Интернет – дело такое…»

Ютуб стонет, Фейсбук кричит. От осведомлённости «контактов» и «телеграмов» пребываешь в перманентном изумлении:

«Пятая колонна наступает!». «В Ачинске всё взорвалось к чёртовой матери!». «Всю тайгу вырубили, то, что не успели срубить – догорает…». «Продукты – сплошное пальмовое масло!» «В городе мы все умрём от плохого воздуха, а на Севере, где нет машин заводов, люди вымрут от того, что преступная власть запретила ловить рыбу». 

Разоблачения, от которых голова кругом. И набатом главная мысль: «Не верьте СМИ, журналисты – продажные! Настоящая правда здесь!».

Вам никогда не приходилось сталкиваться с безапелляционно-хамским и бездоказательным заявлением: «Ты там сидишь, ни хрена не делаешь…»!?

Самое обидное, что не знаешь, как реагировать. Промолчать – вроде как согласиться. Сказать, что это не так, начать оправдываться, перечислять что ты сделал – ещё хуже. Прокурорские нотки в голосе хама начнут крепчать. Пренебрежительные реплики типа: «да ладно… брось… можно подумать…» сведут на нет твою «защитную речь». Более того, прослывёшь не только бездельником, но и трепачом…. 

Опытные провокатор знает: чтобы врать убедительно, нужно заявить, что врут другие. В крайнем случае – недоговаривают… 

Представьте себе: у съёмочной группы заканчивается рабочий день, репортёры, операторы, водители, и.т.д. собираются разъезжаться по домам. Забрать ребёнка из садика, приготовить ужин, может в кино или в спортзал сходить… — у каждого свои планы на вечер. 

И вдруг под Ачинском что-то взрывается… 

И вместо фитнеса или ужина в семейном кругу, репортёр со съёмочной группой, на ночь глядя, мчится за 200 километров в месту происшествия. А там – грохот, суета и беготня. «Скорые», пожарные, полиция. 

Ребята мечутся со штативом и камерами, выбирают подходящее место для съёмки. 

При этом репортёр судорожно пытается понять, что вообще происходит, задаёт вопросы каким-то людям в защитных костюмах, останавливает мечущихся «гражданских». А им не до «интервью» и «брифингов», их меньше всего в эту минуту волнует, что ребятам из газет и телекомпаний необходимо собрать максимум информации, чтобы по возможности полнее и объективнее осветить событие…

А потом взрывы усиливаются, и какой-то дядька в погонах начинает орать на журналистов матом, и они бегут, падают в придорожную канаву, при этом стараясь не повредить дорогостоящее телевизионное оборудование…

И вот, после бессонной ночи, после напряжённой работы в прямом эфире, после того, как рано утром, возвратившись из дальней поездки, упав на кровать и проспав до вечера, журналисты заходят в Интернет читают и слушают «разоблачения» и «правду». И люди, которых там и близко не было, точно знают, что «СМИ (то есть, они в том числе) искажают, лгут и недоговаривают». 

Как вам это понравится? 

Ты, оказывается, убил ночь не на то, чтобы осветить событие, а чтобы «запудрить» обывателю мозги, «скрыть ужасную правду», «самым холуйским образом налить воды на мельницу «режима»»… 

И никому не приходит в голову предположить, что искажает и передёргивает кто-то другой… 

Вы серьёзно думаете, что моих коллег бездоказательно обвиняют во «вранье» люди, которые бескорыстно служат истине?

Народ, увидев слёзы калининградской девушки, чья мама живёт под Ачинском, в восторге: «наконец-то мы узнали всю правду»!!! На фоне двери какого-то салона красоты Алина испуганно рассказывает об ужасах, которые творятся в военной части в Каменке: 

«Не верьте местным СМИ!» «На самом деле всё не так!» «Распространите это видео!». 

И ведь не верят журналистам, не СМИ! Не верят тем, кто провёл бессонную ночь под грохот взрывов, тем, кто был в гуще событий, и брал интервью у работающих пожарников, врачей, военных, кто видел вспышки, валяющиеся на дороге снаряды и выбитые в домах окна не на экране айфона, а «живьём», своими глазами. Верят непонятно откуда появившимся кликушам. Эмоции заглушают фаты. 

Не репортажи наших телекомпаний, не видеозаписи с места событий и не комментарии тех, кто под «грохот канонады» организовывал работы по эвакуации, а эмоциональное выступление калининградской девушки берут «за основу» депутат Серебряков и экс-председатель Счётной Палаты края Давыденко. Апеллируя к её слезам, они поясняют, что во всём виновата коррумпированная власть и призывают нас не «сидеть сложа руки». 

Почему-то многим из нас как-то и в голову не приходит задуматься, что «не сидели, сложа руки», как раз те журналисты, которые не выискивали в сетях, сидя в удобном кресле сообщения типа «всё пропало», а сломя голову мчались в гущу событий, чтобы самим, на месте, разобраться в том, что происходит. 

Не «сидели сложа руки» пожарные и врачи, волонтёры, которые таскали и расставляли в спортзале общежития койки, повара, которые готовили для эвакуированных жителей горячий ужин. Можете свистеть и улюлюкать, но я скажу: и губернатор края и мэр Ачинска тоже не сидели сложа руки. Координировали и организовывали. Как могли, старались поддержать и успокоить испуганных людей…

Горит тайга, и вы не поверите: не «сидят сложа руки» пожарные и работники лесопитомников. В их груди не «вскипает ярость благородная», они просто делают своё дело: одни тушат огонь, другие засаживают маленькими сосёнками, ёлками и кедрами пустоши… 

Знала ли калининградская девушка Алина, что её слёзы (надеюсь искренние) использовали в своих целях люди, ведущие не совсем, мягко говоря, чистоплотную политическую игру? Она переживает за свою маму, которая живёт в эпицентре происходящих в Ачинске событий. Это понятно. 

Мы, Алина, все тоже переживаем за твою маму, как и за всех остальных наших земляков, оказавшихся невольными заложниками этой ситуации.

Мои коллеги с телекомпании «Енисей», взяли у мамы Алины интервью. Она оказалась замечательной женщиной: 

— Да, действительно, было очень страшно – говорит она.

Но с тем, что на пострадавших от взрыва «всем наплевать», мама Алины не согласна:

— «Алина, доченька, не переживай за меня, и не верь всему, что про нас пишут. Интернет – дело такое…», — деликатно заканчивает она. 

Мне очень понравилась последняя фраза. 

Алина – человек молодой, и, как мне показалось – искренний и эмоциональный. Я бы советовал ей разобраться с жизненными приоритетами. Действительно, «интернет – дело такое». Журналиста может обидеть каждый. Только пусть потом этот «каждый» не обижается сам.)

Уважаемые некоторые красноярские политики! Стремясь достичь своих целей, подумайте, прежде чем походя и безосновательно оскорблять профессию, которой мои друзья и коллеги решили посвятить свою жизнь. Хорошенько подумайте.

Интернет дело такое… 

Дмитрий Голованов

Председатель Союза журналистов Красноярского края

Мы про взрывы, про пожары…

Недавно мне позвонили. Есть, говорят, интерес к вашему перу, не хотите заработать? Я обрадовался: кто же откажется от возможности заработать… Тем более, только этим самым «пером» я уже более тридцати лет и «кормлюсь». 
Надо, говорят, статью написать, «аналитику». Смысл такой: за «бездеятельность» на пожаре Усс впал у Кремля в немилость, а взрывы Ачинске, скорее всего, станут «последней каплей», которая может стоить ему губернаторского кресла. 
— Скажите, чисто теоретически, — спросил я – а каким боком аварию на сугубо военном объекте можно сюда «присобачить»? Насколько мне известно, в этой ситуации гражданская власть наоборот, отличилась в самую лучшую сторону, сработала так, будто вывозить людей из-под бомбёжек у нас, в Красноярском крае привычное дело: организовали ночлег и питание для тысяч жителей Ачинска и близлежащих деревень в ту же ночь. 
— Ну… можно же всё равно как-то порассуждать. Смотрите: арсенал старый, мог взорваться в любой момент, губернатор не мог об этом не догадываться, тем не менее, он своевременно не поставил Минобороны в известность… 
Меня мало чем можно удивить, но это предложение, честно сказать, вызвало у меня неподдельное изумление: неужели я похож на человека, в уста которого можно вложить такую ахинею?
— Порассуждайте в этом направлении сами, пожалуйста… 
Вопрос, последовавший после моего отказа, поверг меня в ещё большую оторопь.
— Не хочешь ссориться с губернатором?
Я задал встречный вопрос:
— А почему я должен хотеть поссориться с губернатором?
Мой собеседник не успокаивался и продолжал давить на «гнилуху»: 
— Боишься что ли? 
— Осрамиться? Конечно, боюсь…
— Я так понимаю, мы не договоримся? 
— Нет. 
Мой собеседник отключился…
Губернатора «мочат», это очевидно. Вешают уже не только собак, но и обгоревших бурундуков. «Постят» в соцсетях фотографии несчастных зверьков: вот, дескать, как бессловесные твари страдают от бездушия главы региона, не желающего тушить пожары. 
И что интересно: начинаешь разговаривать с людьми с «глазу на глаз», все всё понимают: и про взрывы, и про пожары, и про Лесной кодекс. Вспоминаются времена, когда Советскую власть и правящую партию – КПСС ругали на кухнях и в курилках, а на митингах и в газетных статьях безбожно восхваляли. 
Сейчас всё происходит с точностью до «наоборот»: попробуй, скажи, что и в «Единой России» попадаются приличные люди или, например, не дай боже, похвали вслух губернатора с мэром за что-нибудь: обхихикают, обзовут блюдолизом. Некоторые просто осторожничают: «А, вдруг, губернатора и впрямь снимут? При «новой власти» вообще не дадут ходу!». Сразу вспоминается: «сначала — на кол, а, уж, опосля!» 
После телефонного разговора с просьбой «пристегнуть» Усса к ачинским взрывам, я, честно говоря, ждал, у кого ж получится выстроить эту дикую логическую цепочку. 
Дождался. Этим человеком, конечно, стала Татьяна Давыденко. Кто бы сомневался? Логической связи выстроить эту самую цепочку , на мой взгляд, у неё не получилось, но выступление получилось фееричное. Буря эмоций, опять слёзы, и какая-то перепуганная женщина, рассказывающая о маме, слышавшей взрывы снарядов. Женщину, конечно, жалко. И Давыденко проникновенно говорит: «Я её понимаю, я же ведь тоже женщина, мать…» Как тут не проникнуться негодованием? Татьяна Алексеевна и сама — очень любящая мать. Об этом знают все, кто в крае имеет хоть какое-то отношение к местной авиации, в особенности в части авиапатрулирования лесов для предотвращения пожаров: экс-председатель Счётной Палаты лоббировала активно и практически неприкрыто интересы авиакомпании своей дочери, и, как только эти интересы оказались ущемлёнными… 
Мать, сочувствующая жителям несчастной Каменки, не могла не знать, что фирма её дочери, по сути, обирала жителей другого села — Вознесенки, расположенной в Берёзовском районе. За принятые в дар земли сельхозугодий налог платился по прежней ставке: почти в сотню раз ниже, чем за участок промышленного назначения, а, ведь, частный, так называемый, аэродром расположился именно на них. Земельный налог, кстати , целиком платится в местный бюджет. Что такое для скромной сельской казны несколько миллионов рублей, я думаю, не надо объяснять. Тогда все молчали – никто не хотел ссориться со всемогущей Давыденко, возглавляющей Счётную палату… А, ведь, на сайте Бюро журналистских эти факты были опубликованы ещё в 2016 году: http://xn—-8sbbuw7arn.xn--p1ai/?p=768 . Причем в статье не эмоции и слёзы, а сухие факты: данные Росреестра, акты камеральных проверок, судебные решения. Отреагировали бы на нашу статью депутаты тогда, Давыденко в Счётной Палате не было бы уже три с лишним года. 
Обидно, на самом деле: на бурные, но бездоказательные эмоции у нас реагируют столь же бурно и бестолково, а на расследования, подкреплённые фактами, никак. Или почти никак. 
Поэтому тем, кому по должности положено «меры принимать», надо принимать их вовремя, а думать, вообще, — «на три шага вперед»…

Проект – дело тонкое…

Дорожники объяснили, почему на ремонтируемом в районе Балахты участке трассы Р – 257 (Абакан – Красноярск) автомобилисты испытывают неудобства.

Всё нынешнее лето социальные сети «кипели» от возмущения:

«Каждый выходной на трассе «пробка», пока в ней постоишь, хорошее настроение от воскресного отдыха улетучивается после такой «поездочки»…»

«Теснота, скученность…»

«Замена асфальтового покрытия происходит по какой-то непонятной «схеме»: по трассе в шахматном порядке разбросаны какие-то «платформы для пригородных электричек»…».

Ну и, разумеется, «фейсбучно-контактный» народ обсуждает свои «версии» происходящего. В общем, их немного.  Основная: «Все деньги, выделенные на ремонт «присвоили», теперь на то, что от «похищенного» осталось, пытаются кое-как чего-то сделать». Ну и «побочные»: «За дело взялись те, кто в дорожном ремонте ничего не смыслит», и  «они просто над нами издеваются…». Разумеется, с нюансами и вариациями…

Побывав на ремонтируемом участке дороги Красноярск – Абакан, я убедился, что здесь, действительно, происходит что-то довольно странное: я не специалист, но дорожные работы явно не вписывались в мои представления о том, как это должно происходить.   Водители, с которыми мне довелось побеседовать, жаловались, что, ехать по ремонтируемому участку неудобно, а кое-где и страшновато: кромка высотой в 30-40 сантиметров не шутка…

Высокая «кромка» положенного асфальта вызывает у водителей много вопросов. Ответы на них мы решили поискать…

За разъяснениями я обратился в компанию «Енисейавтодор», осуществляющую ремонтные работы.

Её генеральный директор, Андрей Анатольевич Лобанов предложил мне организовать небольшую «экскурсию» по ремонтируемому участку:

— Да, мы понимаем, претензии и раздражение водителей, — сказал директор во время поездки, – но чтобы дороги были хорошими, их нужно ремонтировать и  ремонт, при этом, не должен мешать движению и раздражать водителей и пассажиров. Но как решить такое «уравнение» на практике? Над этим вопросом, поверьте, бьются целые проектные институты. И я хочу заметить, что особенно непростые задачи перед проектировщиками  «ставит» именно трасса Р-257 (Абакан – Красноярск). Мы же работаем в соответствии с проектно-сметной документацией. К сожалению, решение, при котором ремонт не будет мешать дорожному движению, находится не всегда… Тем более, когда «в наличии» имеется всего две дорожные полосы.    

  Итак, выезжаем на объект: участок федеральной автомобильной дороги Р-257 «Енисей» (Красноярск — Абакан – Кызыл), на котором ведётся капитальный ремонт. Это 82 – 115 километр дороги. Погода хорошая, работы идут полным ходом, много техники. Там, где можно ехать только в одну сторону, стоят регулировщики.

Светофоры ставить опасно поясняет Лобанов есть участки с односторонним реверсивным движением, которые не просматриваются. У нас ведь никто не застрахован от лихачей, которые могут проскочить на «красный». А на трассе любое столкновение чревато трагедией. Поэтому, регулировщик с рацией понадёжнее…     

Согласно протокола подведения итогов электронного аукциона №0319100010318000214 от 28 сентября 2018 года его победителем стало акционерное общество «Енисейавтодор» с которым и был заключен государственный контракт. Стоимость капитального ремонта объекта составляет 1 миллиард 722 миллиона 645 тысяч 518  рублей. Работы полностью должны быть выполнены к 30 ноября 2020 года. Если в нынешнем году, по плану, компания выполнила работ на 305 миллионов рублей, то в следующем на ремонт этого участка будет потрачен миллиард 418 миллионов бюджетных средств.

Почему такая большая сумма заложена на ремонт «всего» 33 километров автотрассы?

— «Это один из самых сложных участков среди всех федеральных дорог, которые находятся на территории нашего края, – поясняет Андрей Анатольевич, —  он пролегает по горным перевалам, здесь очень много крутых поворотов, родников. Представьте себе, только новых железобетонных водопропускных труб мы должны проложить под дорогой 46 штук, при этом 11 труб квадратным сечением 3х2 метра. Ведь для того, чтобы положить трубу, дорожное полотно нужно не просто полностью убирать, но и рыть в этом месте котлован, заливать фундамент. По сути, каждый водоотвод – это отдельная стройка. Но пока такие работы идут, мы не можем перекрыть трассу, остановить движение даже на самое короткое время. Нам сначала надо проложить объездную дорогу. На этом участке их будет тоже 46! На каждые два километра трассы три объездные дороги, представляете? При этом объездная дорога тоже достаточно серьёзное инженерное сооружение. Автомобилисты не должны испытывать неудобств, передвигаясь по ним. Сегодняшние технологии позволяют приблизить их качество к основному покрытию. Сейчас, как раз на протяжении всех участков, где планируется строительство объездных дорог, идёт расчистка от деревьев и кустарника… Не спорю — когда ведутся подготовительные работы, зрелище кое-где получается пугающее: вырубки, валяются сучья, строительный и хозяйственный мусор, но без этого никак не обойтись. Согласитесь, что даже если вы у себя дома делаете ремонт, бывают моменты, когда в квартире становится очень неуютно? Но вы понимаете, что нужно немного потерпеть, чтобы потом качество жизни улучшилось… Сроки очень сжатые, а лето в Сибири сами знаете, непредсказуемое: зарядит дождь и приходится «стоять».  При этом, любое промедление грозит серьёзными штрафными санкциями…».

Именно поэтому рабочий день у дорожников, занятых на капитальном ремонте федеральной дороги ненормированный. Работают они «вахтовым методом», живут в вагончиках тут же, недалеко от трассы. В таком временном лагере есть всё необходимое: баня, в которой можно помыться после смены, столовая. Готовят здесь вкусно, цены – «божеские». Полноценный обед обойдётся примерно в 200 рублей. Впрочем, есть и ещё более экономичный вариант: в каждом вагончике имеется плитка и электрочайник. При наличии времени и желания можно «состряпать» чего-нибудь и самому…

Народ здесь работает в основном местный – балахтинцы и красноярцы, «гастарбайтеров» нет.

Интересная деталь: перед выходом на объект каждый работник проходит обязательный контроль. Для этого установлен специальный датчик, к которому нужно приложить руку, а затем подышать в специальное отверстие. При наличии специфического «выхлопа» человек до работы не допускается… со всеми вытекающими.

— С этим у нас строго – говорит Лобанов, — на время вахты «сухой закон»! Впрочем, такие инциденты – редкость. Народ у нас ответственный, работящий…

Андрей Анатольевич также объяснил, что происходит с предупреждающими о ремонте дорожными знаками:

— Их у нас в наличии достаточно, и выставляем мы их там, где положено. Но, увы, есть в России одна проблема, которая называется воровство.  Конусы, которые мы ставим вечером у кромки свежего асфальта, к утру с незавидной регулярностью исчезают. На что они похитителям не знаю… Может, хотят обустроить себе парковочное место возле дома или офиса, или в качестве шутовского колпака на «корпоративах» используют? Говорят, в деревнях видели снегоуборочные лопаты из дорожных знаков… Неужели нельзя найти для этого материал попроще?  Похищение дорожного знака – это не просто кража материальной ценности: тем самым вор подвергает опасности жизнь других людей. Неужели никто из них не задумывается об этом?

Дорожные знаки на ремонтируемых участках исчезают с незавидной регулярностью. Едва ли не каждое утро дорожники ставят их заново.

Как-то сразу дремучий мужичок из чеховского рассказа «Злоумышленник» вспомнился, до которого так и не дошло, что из-за таких как он, может произойти крушение… Я думал, такие ископаемые типы уже в прошлом. Оказывается, нет… Может, возобновить для них «каторжные работы»? Хотя бы суток на 15 для начала…  

Но самый большой вопрос у проезжающих по ремонтируемому участку, бесспорно, вызывают высокие, «платоформообразные», расположенные в шахматном порядке сооружения из свежего асфальта. Но, по словам руководителя подрядной организации, никакой «самодеятельности» здесь нет, именно так положено делать по проекту.    

Как уверяет представитель заказчика, начальник отдела развития и ремонта автомобильных дорог Вадим Васильевич Андрушко, проектное решение капитального ремонта этого участка весьма необычно. Связано это с тем, что участок федеральной трассы Р-257 в районе реки Бирюсы один из самых сложных:

Со времён СССР, капитальный ремонт здесь не производился. Как вы понимаете, в те времена, когда дорога строилась, интенсивность движения и доля грузового транспорта были в разы меньше. Существующие нагрузки требуют от дороги соответствующего состояния. К тому же четверть транспортного потока составляют большегрузные автомобили. Тот, кто бывает здесь, на перевале, не только в жаркие летние месяцы, но и в зимнюю стужу и в распутицу, хорошо знает климатические особенности Бирюсинского перевала: даже когда внизу асфальт абсолютно сухой, здесь может мгновенно образоваться коварная ледяная корка. Зимой здесь переметает постоянно – снегоуборочная машина дежурит на перевале круглосуточно. Особенности горного рельефа, а также деформации дороги, износ ее элементов,  накопленные за годы эксплуатации легли в основу проектного решения, предусматривающего устройство выравнивающих слоев. Эти слои устраиваются из разных материалов: черный щебень и асфальтобетон, толщина которых зависит от состояния участка (деформация, уклон, ненормативные параметры).Технологически устроить одновременно два материала невозможно, поскольку состав их совершенно разный. Для минимизации неудобства проезда по участкам, где производится устройство выравнивающих слоев, важно соблюдать установленное ограничение скорости. В нашем случае – не выше 50 км/ч.

Провести капитальный ремонт на двухполосной трассе, не ограничивая движение транспорта по одной из полос — невозможно. А с учетом того, что это направление в летнее время очень востребовано, интенсивность движения возрастает в 3-5 раз, то  неудобств избежать очень сложно. Мы, дорожники, перед нашими водителями и пассажирами извиняемся, и очень просим потерпеть. Важно, чтобы на столь непростом участке трассы во время проводимых работ, водители строго соблюдали требования временных дорожных знаков и не нарушали скоростной режим, поскольку даже мелкое ДТП может спровоцировать полную остановку движения. В текущем сезоне мы полностью закончим работы на 5-километровом участке, а к концу 2020 года – это будет уже 33 километра трассы, соответствующие всем нормативным требованиям.

Давайте попробуем подвести итоги нашего мини-расследования:

В нашем крае ремонтируется один из самых сложных и проблемных участков автомобильной трассы «Красноярск – Абакан – Кызыл», пролегающий через тайгу, в гористой местности. Туман, гололёд, снежные заносы в этом месте обычное явление. Капитального ремонта здесь не было с советских времён. Можно сказать, никогда не было… Участок этот двухполосный – без организации реверсивного движения ремонт здесь, как уверяют специалисты, не сделаешь, и просят «потерпеть». Всё, вроде, понятно… Раз просят, потерпим, пожалуй. Может и сами дорожники сделают для себя некоторые выводы: стоит ли, например, ждать, когда тебя за хорошее вроде дело накроет волна негатива? Не проще ли, понимая сложности и неудобства тогда или иного проекта заранее подготовить общественное мнение, провести, так сказать, «среди нас» разъяснительную работу?

Дмитрий Голованов

То ли воду, то ли права…

Перебранка красноярского губернатора Александра Усса с одной из жительниц Канска во время визита в пострадавший от паводка город, вызвало бурное обсуждение в социальных сетях.

— Вы дорогу нашу видели, когда ехали? А если сейчас вода пойдёт, размоет, вертолёты будут присылать? – спросила женщина главу региона.

— Что Вы мне хотите сейчас сказать? — рассердился Усс, – права мне качнуть? Я тоже могу права качнуть…

— Я не качаю, я спрашиваю… — опешила собеседница.

— Мы и дорогу видели, и котельную – стал рубить ладонью воздух губернатор.

— Если её размоет, что нам делать? — не успокаивалась гражданка.

— Если размоет, восстановим, — заверил Усс.

После этого жители начали сетовать, что дорога не асфальтирована.

— А для чего ей сейчас асфальт? — резонно возразил губернатор, – чтоб восстанавливать, когда его смоет? Давайте сначала с паводком разберемся, потом и об асфальте поговорим.

— Давайте я вкратце поясню, – попытался вмешаться в разговор мужчина, который стоял рядом.

Однако, губернатор, заметив некоторую небрежность в его одежде, внёс встречное предложение:   

     — Давайте я Вам воротничок поправлю!

И поправил… Опешивший мужик умолк.

    — Можно я прокомментирую, – начал спасать положение стоящий рядом полковник МЧС, — обстановка сложная, мы понимаем, тем не менее, делается всё возможное, спасатели работают, прибыл специальный отряд из Красноярска… и.т.п. Одним словом, успокоил.

После этой «содержательной» беседы губернатор со свитой отправился осматривать подтопленные объекты, задавать вопросы ответственным лицам, одним словом, занялся рутинной работой.

После того, как в Контакте, а потом и на Фейсбуке появилась видеозапись разговора Усса с местным населением, блогеры накинулись на главу региона с упрёками в высокомерии, нечуткости и неуважении к избирателям… Досталось одетому в деловой костюм губернатору и за проявленный в отношении небрежно одетого собеседника перфекционизм: дескать, невежливо намекать пострадавшему от паводка, что он не слишком презентабельно выглядит.  

    Пресс-секретарю Александра Усса Елене Уляшевой пришлось объясняться перед интернет-сообществом:

— Некоторые удивились, что он, дескать, в белой рубашке, в туфлях отправился в зону подтопления. Да, он действительно даже не стал переодеваться, просто снял галстук и оперативно вылетел в район сразу после проведения совещания. Его цель была лично оценить ситуацию, независимо от того что докладывают подчиненные. Конечно, эмоции иногда брали верх и над жителями Канска, и над губернатором. Мы все живые люди, — написала Уляшева на своей страничке в «Фейсбуке»…

    

Аварийный ремонт

На 101 километре трассы Р-257 (участок Балахта – Красноярск) случилось серьёзное ДТП, в котором пострадало сразу восемь человек. Трое из них – дети, от трёх до тринадцати лет. На снимках отчётливо видно, что на месте аварии ведутся ремонтные работы. Тем не менее, «виновницей» аварии все интернет-ресурсы, с подачи пресс-службы краевого ГИБДД уже назвали женщину, управлявшую одним из автомобилей. Нигде и никем даже не озвучивается предположение о том, что одной из причин случившегося могли быть неправильно организованные ремонтные работы. В то же время, по фотографии можно судить, что бровка свежеуложенного асфальта завышена, полоса с новым покрытием имеет значительную протяжённость, а участок оставленный для автомобилей, очень узкий. В такой ситуации опасность столкновения возрастает многократно: по крайней мере, даже беглый взгляд на фотографию оставляет немало вопросов. Работы здесь ведутся компанией «Новосибирскавтодор», к которой имеется немало нареканий.  Наше «Бюро журналистских расследований ФАКТ» неоднократно писало и о нарушениях технологий при произведении ремонтных работ, и о том, что новосибирские дорожники с поразительной лёгкостью выигрывают лоты на торгах, организуемых ФГБУ «Енисейуправтодор». Два года назад один из руководителей «Новосибирскавтодора» г-н Пингасов даже пытался судиться с нами, впрочем, безуспешно. Никакого «ущемления чести и достоинства» суд в наших материалах не разглядел. А вот «серьёзную озабоченность» состоянием федеральных дорог на территории края и тем, как на них ведётся ремонт, увидел.

Правда, этой озабоченности не разделил с нами ни Народный фронт, ни правоохранительные органы, ни дорожные службы края. А количество жалоб и претензий к тому, как ведётся «Новосибирскавтодором» летний ремонт на федеральных дорогах региона, растёт с каждым годом…  В ближайшее время наше «Бюро журналистских расследований ФАКТ» намерено вернуться к этой теме.            

О новом законе и серебряных ложечках…. 

(Заметки по поводу).

Вступил в силу «Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»», или, попросту говоря, «антифейковый закон». Мнения, как всегда, разделились – одни считают, что «давно пора» другие называют это событие трагедией, уверяя, что с его принятием в стране закончились и свобода слова, и сама «демократия». И, как всегда, те и другие в большинстве своём сам Закон не читали. Впрочем, даже если бы они удосужились найти время посмотреть его, сути произошедшего это не изменит. Как бы ни был закон плох, это – Закон, — говорили древние, и нам теперь с ним жить. Есть, правда, ещё одно мнение, высказанное в XIX веке великим русским сатириком Салтыковым-Щедриным: «Чрезмерная строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения». И эта фраза, к сожалению (или к счастью) актуальна и поныне. Читать далее О новом законе и серебряных ложечках…. 

Как гражданин России стал «человеком ниоткуда»

В нынешнем году в предвыборном балагане я не участвую. Неинтересно. Давно уже не харизма, и не бойкие перья делают человека депутатом, а пресловутый «административный ресурс» и происки юристов-крючкотворов. Но в этом случае, на мой взгляд, «административные шалости»  вышли далеко за рамки избирательной компании. Случился явный «перегиб», как с той «холерой» из фильма, ставшего уже классикой… 

Когда кандидату в депутаты городского Совета от партии «Справедливая Россия», директору Красноярского филиала ГП «КрайДЭО» Самеду Курбановичу Юсубову позвонила некая Светлана Анатольевна, представившаяся сотрудницей УФМС, и сообщила ему, что он не является гражданином России, он решил, что это чья-то глупая шутка или провокация. Мало ли во время выборов происходит «чудес»? Может, новая политтехнология такая… Но затем раздался звонок из городской избирательной комиссии: её председатель, Анна Георгиевна Лисовская предложила приехать и «по-хорошему» написать заявление о снятии своей кандидатуры с выборов: дескать, если история с поддельным паспортом всплывёт, будет хуже. А так, мало ли… ну снялся человек и снялся, передумал по семейным обстоятельствам.

Читать далее Как гражданин России стал «человеком ниоткуда»

История одной провокации

(продолжение)

Начнём с того, что «шокирующая новость» из Красноярска, озвученная на всероссийском государственном канале «Россия-24» о том, что «выпускники Красноярской Академии борьбы пополняют ряды ИГИЛ», и что, якобы их там чуть  ли не целенаправленно готовят, почему-то никакого «шока» у красноярцев не вызвала. Ни одно красноярское СМИ не подхватило «горячую тему», ответив на «вброс» московских коллег недоумённым молчанием.

А спустя несколько дней после выхода скандального сюжета на телеэкран, в Академию борьбы на открытие детского турнира по самбо пришли полномочный представитель Президента в Сибирском Федеральном округе Сергей Меняйло  и исполняющий обязанности губернатора Красноярского края Александр Усс. Высокие гости, открывая соревнования, перед телекамерами говорят самые тёплые слова про Академию и её основателя…

Читать далее История одной провокации

История одной провокации

Если людей подводить к той или иной мысли постепенно, не торопясь,  должного результата не будет. Если солгать по мелочи — тоже.  Поэтому информация должна огорошивать, ведь только шокирующие послания маниакально передаются из уст в уста. Адекватные сведения проходят незамеченными.

(Йозеф Геббельс)

На канале «Россия – 24» оклеветали одно из лучших спортивных учреждений страны, обвинив руководителя, тренеров и спортсменов, цитирую: «в убийствах, вербовке в ряды террористов, разжигании межнациональной ненависти». Ни много, ни мало…
— «Всем этим, как оказалось, занимались и продолжают заниматься в Академии борьбы имени Дмитрия Миндиашвили. Причастен ли сам основатель академии к этому, правоохранительным органам, ещё предстоит выяснить…», — с таких слов начался один из новостийных сюжетов на федеральном канале «Россия-24».
Надо отдать должное: коллеги с телеканала изрядно постарались, чтобы «сварганить» сенсацию. Тревожная музыка, фото со зловещими физиономиями бородачей, и, конечно, сюжет с отрезанием головы «кяфиру»…
Сам Дмитрий Георгиевич увиденное прокомментировал кратко:

— «Совсем ума лишились, только идиот может такое придумать…».

Читать далее История одной провокации

Официальный сайт