Что посеешь сегодня

От того, какими мы вырастим наших детей, зависит наше будущее. Им мы передадим страну, край завтра. А сегодня они нуждаются в нашей защите и внимании. Наш собеседник, заместитель губернатора, заместитель председателя правительства Ольга Анатольевна Карлова, уже несколько лет занимается проблемами подрастающего поколения. Сегодня она рассказывает о том, как ведётся эта работа в крае.

— Ольга Анатольевна, на Ваш взгляд, какие проблемы, связанные с охраной детства, сейчас в крае стоят наиболее остро?

— Пожалуй, по остроте на сегодняшний день лидирует проблема жестокости по отношению к детям. И хотя рост преступлений против несовершеннолетних в крае в 2009 году относительно небольшой – 2,1%, беспокоит рост числа потерпевших детей и то, что в числе лиц, совершивших против них преступления, почти в два раза увеличилось число родителей. В структуре преступлений против детей преобладают побои (рост на 15 процентов), насильственные развратные действия (рост на 10 процентов). Проблема, прежде всего, в семьях, где один из родителей неродной.

Также растёт число родителей, уклоняющихся от содержания детей: в 2009 году это 341 человек против 138 в 2008 году. При том, что в Красноярском крае 18 419 детей-сирот до 18 лет, только 2394 ребёнка (или 13 процентов) являются реальными сиротами, то есть, детьми, у которых родители умерли.

— Иными словами, у нас широко распространено так называемое социальное сиротство?

— Не только у нас – это общероссийская проблема. Из неё, кстати, следует и другая, насущная, ставшая уже хронической – это обеспечение жильём детей-сирот. Всего на 1 января нынешнего года в крае более 20 400 детей-сирот в возрасте до 23 лет. Именно до этого возраста сироты стоят по закону на краевом учёте. Потом они могут осуществить свои права только через суд. Из этой категории на краевом учёте состоят, как не имеющие закреплённого жилья, 5 092 человека.

В нынешнем году из краевого бюджета выделены существенные средства – 100 миллионов рублей, которые позволят обеспечить жильём 167 детей-сирот. Кроме этого ста пятидесяти детям-сиротам выделят жильё муниципалитеты из своего социального фонда. За счёт федеральных средств мы сможем максимум ещё 18 детей-сирот обеспечить жильём. Итого 335 человек. А у нас с вами только число сирот, заканчивающих обучение и остро нуждающихся в жилье, потому что им некуда пойти, составляет 1660 человек.

Во время визита уполномоченного по правам ребёнка при Президенте РФ Павла Алексеевича Астахова мы поставили вопрос о необходимости федеральной программы как минимум с пятидесятипроцентным софинансированием Федерации и регионов. Тогда через 5-7 лет проблема, в основном, будет закрыта; а пока мы даже не успеваем за ростом очереди. Временно решить вопрос с жильём могут социальные гостиницы при детских домах, где закончившие обучение дети имеют право жить ещё в течение года. Сейчас такие гостиницы есть при Канском и Партизанском детских домах, предусмотрено выделение помещения под социальную гостиницу после капремонта в Лесосибирском детдоме. Но этого крайне мало.

— Какие программы в области поддержки детей в Красноярском крае Вы бы назвали приоритетными?

— Это, прежде всего, программа «Дети» (первая – на 2007-2009 и вторая – на 2010-2012) на 8 миллиардов 265 миллионов рублей, которая в первую очередь предусматривает сокращение очереди нуждающихся в детских садах. Предполагается строительство детских садов, реконструкция уже имеющихся, открытие дошкольных групп в школах. Также согласно этой программе выплачивается компенсация родителям, чьи дети не получили места в детсаду.

Предусмотрена система грантовой поддержки, денежные поощрения лучшим работникам образования, мониторинг состояния здоровья детей с использованием экспертно-скрининговых систем диспансеризации и внедрение паспортов здоровья, создание условий для массовых занятий физкультурой и спортом, модернизация материально-технической базы детских учреждений. Краевые целевые программы «Обеспечение жизнедеятельности образовательных учреждений» на 2007-2009 гг. и на 2010-2012 гг. предусматривают финансирование в объёме 413 миллионов 558 тысяч рублей, приобретение технологического оборудования для пищеблоков, систем искусственного освещения, оборудования медицинских кабинетов, капитальный ремонт зданий и сооружений.

— Есть ли программы, связанные со снижением преступности среди несовершеннолетних?

— Программы «Профилактика правонарушений в крае» на 2007-2009 гг. с объёмом финансирования 70 миллионов рублей предусматривала виктимологическую профилактику, создание материально-технической базы общей профилактики, создание зон безопасности, профилактику пьянства и алкоголизма молодёжи. Сегодня принята программа «Комплексные меры противодействия распространению наркомании, пьянства и алкоголизма в Красноярском крае» на 2010-2012 годы, предусматривающая объём финансирования 86 миллионов рублей. Большая совместная работа всех субъектов профилактики преступности несовершеннолетних привела к позитивным результатам деятельности по профилактике детского неблагополучия в 2009 году (в сравнении с 2008 годом).
Произошло существенное снижение подростковой преступности на 26% (с 3825 до 2841 несовершеннолетних). В 2008 году в сравнении с 2007 годом повторная преступность уменьшилась на 18,6% – с 929 до 756.

На 17 процентов снизилось число детей, совершивших общественно опасные деяния, но не подлежащих уголовной ответственности в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

— Какие программы направлены на сохранение здоровья детей?

— Прежде всего это программа «Улучшение демографической ситуации в крае» на 2007-2009 годы с объёмом финансирования 417 миллионов рублей. Она была направлена на снижение младенческой смертности, повышение доступности высокотехнологичной медицинской помощи, на дополнительные меры социальной поддержки семей, где родители-инвалиды. Если говорить о других направлениях, которые сложились, прежде всего, у нас в регионе, то это широкая поддержка подростков и молодёжи. Создание временных рабочих мест для несовершеннолетних, организацию бесплатных психологических и юридических консультационных центров, специальную бесплатную реабилитацию для несовершеннолетних, вернувшихся из мест лишения свободы, а также попавших в алкогольную и наркотическую зависимость, обеспечивает Закон «О государственной молодёжной политике Красноярского края». Этот закон существенно дополняется Законом о социальных грантах.

— Есть ли в крае коммуникативные площадки, где проблемы детей обсуждаются с родителями и специалистами?

— Такими площадками являются учредительные советы школ, которые специально созданы во всех школах края в рамках проекта модернизации образования. Но они успешно функционируют, когда родители хотят обсуждать эти проблемы.

— Что нужно делать, если не хотят? Нужно ли вообще обучать родителей?

— Растущая жестокость по отношению к детям в нашем обществе показывает, что необходимо. Речь идёт, прежде всего, о ювенальных технологиях – это антиконфликтные и примирительные практики в детской и школьной среде, а также в семье. Нужно сделать всё, чтобы ребёнок был защищён и чтобы мы все вместе не доводили его до колонии. Для этого мы планируем подготовку на базе СФУ специальных тренеров для каждого города и района из числа действующих социальных педагогов и психологов, которые будут не только сопровождать работу комиссий по делам несовершеннолетних, но и проводить тренинги по заказу работодателей для своих коллективов – ведь там-то и работают папы и мамы, бабушки и дедушки. Это будет реальная профилактика жестокости, преступлений и конфликтов, а то, что мы сегодня разбираемся в уже произошедших случаях – это работа «по хвостам».

— Можно ли уменьшить «бремя родительства» – через создание инфраструктуры, организацию досуга?

— Инфраструктуру, конечно, создавать надо. Особенно в этом нуждаются матери-одиночки. Кстати, именно им не помешало бы право без очереди получать места в детских садах, которым сегодня у нас по федеральным законам пользуются ряд федеральных служащих. С другой стороны, не кажется ли вам, что мы уже и так слишком уменьшили «бремя родительства»? Наше общество более чем лояльно к безответственным родителям. Если во Франции младший школьник пришёл в школу сам, без родителей, с его родителями разговаривают в суде. У нас же, что бы ни случилось с ребёнком, общественное мнение сочувствует родителям, забывая, что их святой долг – неусыпная забота о ребёнке и защита его прав.

Вот и результат: опрос 2008 года в крае показал, что только 45 процентов опрошенных считают, что родители несут полную ответственность за своего ребёнка, 25 процентов уверены, что такую ответственность несёт школа, 22 процента – считают ответственными органы милиции.

— То есть этот опыт зарубежных стран нужно перенести на нашу почву?

— Безусловно. Кроме того, в нашем Уголовном кодексе наказание за преступления против детей существенно мягче, чем за преступления против взрослых. Это почему? Дети что – недочеловеки? Это нужно срочно поправлять.

— У нас в крае достаточно кадров, чтобы работать с детьми?

— Смотря в каком направлении. Если серьёзно внедрять ювенальные технологии, пока маловато. Что касается кадров в целом, то в отрасли образования занято сегодня 47 тысяч педагогических работников, из них школьных учителей – 23 138 человек. В среднем 22 процента из общего числа имеют пенсионный возраст (в наших школах сегодня 626 вакансий – 2,7%). В дошкольном образовании недостающее число специалистов составляет 187 вакансий. С другой стороны, существенно растёт уровень образования педагогических кадров. Полная обеспеченность образовательного процесса учителями в соответствии со специальностью в нашем крае составляет 88,95%, а в Томской области, которая считается «регионом образования», она ниже – 82,67%. Или другой показатель: в нашем крае 68,93% школ, где директор имеет профессиональную управленческую подготовку, а в Томской области – 50,42 процента.

— Ольга Анатольевна, главной причиной провального выступления нашей сборной на последней Олимпиаде называют тот факт, что спорт у нас перестал быть массовым, количество детских секций снизилось в сравнении с тем, что было в Советском Союзе в разы. Что властями края делается для того, чтобы улучшить ситуацию?

— Ну, начнём с того, что нашим красноярским болельщикам за своих олимпийцев не стыдно. А работа в этом направлении у нас ведётся давно и будет вестись, я думаю, вне зависимости от того, как мы выступаем на олимпиадах. У нас есть проект, который называется «Спортивная школьная лига», который позволяет решать целый комплекс задач, связанных с формированием здорового, физически крепкого поколения, пропагандой здорового образа жизни среди школьников. Ну и позволяет нам выявлять спортивные таланты.

На первом этапе соревнования проводятся внутри школы. Они позволяют сформировать сборные команды, которые на втором этапе принимают участие в городских или районных соревнованиях. Третий этап – зональные соревнования среди команд школ муниципальных образований Красноярского края. И, наконец, четвёртый этап – соревнования среди победителей зональных соревнований. Хочу заметить, что это очень увлекательно – тысячи ребятишек с азартом тренируются, соревнуются. У каждой команды есть группы поддержки – дети учатся не только состязаться, но и культурно «болеть».

В 2009 году проект «Школьная спортивная лига» включал в себя соревнования по шести видам спорта: футбол, волейбол, лёгкая атлетика, лыжные гонки, шахматы и конькобежный спорт. В 2010 к ним добавились настольный теннис и баскетбол. В 2009 году в проекте приняли участие 64 282 школьника. Ожидается, что в текущем году участников будет более 70 тысяч. В своё время Александр Геннадиевич Хлопонин поставил перед министерствами спорта и образования задачу – чтобы не менее 80 процентов детей школьного возраста посещали спортивные секции.

Несмотря на то, что за последние три года мы смогли в 2,5 раза увеличить охват детей и подростков края различными спортивными мероприятиями, до этого показателя нам ещё далеко – но мы работаем и будем работать в этом направлении. Будет массовый детский спорт – появятся новые Ярыгины и Медведцевы, это очевидно.

Беседовал Дмитрий Голованов

Leave a Comment