Мы про взрывы, про пожары…

Недавно мне позвонили. Есть, говорят, интерес к вашему перу, не хотите заработать? Я обрадовался: кто же откажется от возможности заработать… Тем более, только этим самым «пером» я уже более тридцати лет и «кормлюсь». 
Надо, говорят, статью написать, «аналитику». Смысл такой: за «бездеятельность» на пожаре Усс впал у Кремля в немилость, а взрывы Ачинске, скорее всего, станут «последней каплей», которая может стоить ему губернаторского кресла. 
— Скажите, чисто теоретически, — спросил я – а каким боком аварию на сугубо военном объекте можно сюда «присобачить»? Насколько мне известно, в этой ситуации гражданская власть наоборот, отличилась в самую лучшую сторону, сработала так, будто вывозить людей из-под бомбёжек у нас, в Красноярском крае привычное дело: организовали ночлег и питание для тысяч жителей Ачинска и близлежащих деревень в ту же ночь. 
— Ну… можно же всё равно как-то порассуждать. Смотрите: арсенал старый, мог взорваться в любой момент, губернатор не мог об этом не догадываться, тем не менее, он своевременно не поставил Минобороны в известность… 
Меня мало чем можно удивить, но это предложение, честно сказать, вызвало у меня неподдельное изумление: неужели я похож на человека, в уста которого можно вложить такую ахинею?
— Порассуждайте в этом направлении сами, пожалуйста… 
Вопрос, последовавший после моего отказа, поверг меня в ещё большую оторопь.
— Не хочешь ссориться с губернатором?
Я задал встречный вопрос:
— А почему я должен хотеть поссориться с губернатором?
Мой собеседник не успокаивался и продолжал давить на «гнилуху»: 
— Боишься что ли? 
— Осрамиться? Конечно, боюсь…
— Я так понимаю, мы не договоримся? 
— Нет. 
Мой собеседник отключился…
Губернатора «мочат», это очевидно. Вешают уже не только собак, но и обгоревших бурундуков. «Постят» в соцсетях фотографии несчастных зверьков: вот, дескать, как бессловесные твари страдают от бездушия главы региона, не желающего тушить пожары. 
И что интересно: начинаешь разговаривать с людьми с «глазу на глаз», все всё понимают: и про взрывы, и про пожары, и про Лесной кодекс. Вспоминаются времена, когда Советскую власть и правящую партию – КПСС ругали на кухнях и в курилках, а на митингах и в газетных статьях безбожно восхваляли. 
Сейчас всё происходит с точностью до «наоборот»: попробуй, скажи, что и в «Единой России» попадаются приличные люди или, например, не дай боже, похвали вслух губернатора с мэром за что-нибудь: обхихикают, обзовут блюдолизом. Некоторые просто осторожничают: «А, вдруг, губернатора и впрямь снимут? При «новой власти» вообще не дадут ходу!». Сразу вспоминается: «сначала — на кол, а, уж, опосля!» 
После телефонного разговора с просьбой «пристегнуть» Усса к ачинским взрывам, я, честно говоря, ждал, у кого ж получится выстроить эту дикую логическую цепочку. 
Дождался. Этим человеком, конечно, стала Татьяна Давыденко. Кто бы сомневался? Логической связи выстроить эту самую цепочку , на мой взгляд, у неё не получилось, но выступление получилось фееричное. Буря эмоций, опять слёзы, и какая-то перепуганная женщина, рассказывающая о маме, слышавшей взрывы снарядов. Женщину, конечно, жалко. И Давыденко проникновенно говорит: «Я её понимаю, я же ведь тоже женщина, мать…» Как тут не проникнуться негодованием? Татьяна Алексеевна и сама — очень любящая мать. Об этом знают все, кто в крае имеет хоть какое-то отношение к местной авиации, в особенности в части авиапатрулирования лесов для предотвращения пожаров: экс-председатель Счётной Палаты лоббировала активно и практически неприкрыто интересы авиакомпании своей дочери, и, как только эти интересы оказались ущемлёнными… 
Мать, сочувствующая жителям несчастной Каменки, не могла не знать, что фирма её дочери, по сути, обирала жителей другого села — Вознесенки, расположенной в Берёзовском районе. За принятые в дар земли сельхозугодий налог платился по прежней ставке: почти в сотню раз ниже, чем за участок промышленного назначения, а, ведь, частный, так называемый, аэродром расположился именно на них. Земельный налог, кстати , целиком платится в местный бюджет. Что такое для скромной сельской казны несколько миллионов рублей, я думаю, не надо объяснять. Тогда все молчали – никто не хотел ссориться со всемогущей Давыденко, возглавляющей Счётную палату… А, ведь, на сайте Бюро журналистских эти факты были опубликованы ещё в 2016 году: http://xn—-8sbbuw7arn.xn--p1ai/?p=768 . Причем в статье не эмоции и слёзы, а сухие факты: данные Росреестра, акты камеральных проверок, судебные решения. Отреагировали бы на нашу статью депутаты тогда, Давыденко в Счётной Палате не было бы уже три с лишним года. 
Обидно, на самом деле: на бурные, но бездоказательные эмоции у нас реагируют столь же бурно и бестолково, а на расследования, подкреплённые фактами, никак. Или почти никак. 
Поэтому тем, кому по должности положено «меры принимать», надо принимать их вовремя, а думать, вообще, — «на три шага вперед»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *