«Интернет – дело такое…»

Ютуб стонет, Фейсбук кричит. От осведомлённости «контактов» и «телеграмов» пребываешь в перманентном изумлении:

«Пятая колонна наступает!». «В Ачинске всё взорвалось к чёртовой матери!». «Всю тайгу вырубили, то, что не успели срубить – догорает…». «Продукты – сплошное пальмовое масло!» «В городе мы все умрём от плохого воздуха, а на Севере, где нет машин заводов, люди вымрут от того, что преступная власть запретила ловить рыбу». 

Разоблачения, от которых голова кругом. И набатом главная мысль: «Не верьте СМИ, журналисты – продажные! Настоящая правда здесь!».

Вам никогда не приходилось сталкиваться с безапелляционно-хамским и бездоказательным заявлением: «Ты там сидишь, ни хрена не делаешь…»!?

Самое обидное, что не знаешь, как реагировать. Промолчать – вроде как согласиться. Сказать, что это не так, начать оправдываться, перечислять что ты сделал – ещё хуже. Прокурорские нотки в голосе хама начнут крепчать. Пренебрежительные реплики типа: «да ладно… брось… можно подумать…» сведут на нет твою «защитную речь». Более того, прослывёшь не только бездельником, но и трепачом…. 

Опытные провокатор знает: чтобы врать убедительно, нужно заявить, что врут другие. В крайнем случае – недоговаривают… 

Представьте себе: у съёмочной группы заканчивается рабочий день, репортёры, операторы, водители, и.т.д. собираются разъезжаться по домам. Забрать ребёнка из садика, приготовить ужин, может в кино или в спортзал сходить… — у каждого свои планы на вечер. 

И вдруг под Ачинском что-то взрывается… 

И вместо фитнеса или ужина в семейном кругу, репортёр со съёмочной группой, на ночь глядя, мчится за 200 километров в месту происшествия. А там – грохот, суета и беготня. «Скорые», пожарные, полиция. 

Ребята мечутся со штативом и камерами, выбирают подходящее место для съёмки. 

При этом репортёр судорожно пытается понять, что вообще происходит, задаёт вопросы каким-то людям в защитных костюмах, останавливает мечущихся «гражданских». А им не до «интервью» и «брифингов», их меньше всего в эту минуту волнует, что ребятам из газет и телекомпаний необходимо собрать максимум информации, чтобы по возможности полнее и объективнее осветить событие…

А потом взрывы усиливаются, и какой-то дядька в погонах начинает орать на журналистов матом, и они бегут, падают в придорожную канаву, при этом стараясь не повредить дорогостоящее телевизионное оборудование…

И вот, после бессонной ночи, после напряжённой работы в прямом эфире, после того, как рано утром, возвратившись из дальней поездки, упав на кровать и проспав до вечера, журналисты заходят в Интернет читают и слушают «разоблачения» и «правду». И люди, которых там и близко не было, точно знают, что «СМИ (то есть, они в том числе) искажают, лгут и недоговаривают». 

Как вам это понравится? 

Ты, оказывается, убил ночь не на то, чтобы осветить событие, а чтобы «запудрить» обывателю мозги, «скрыть ужасную правду», «самым холуйским образом налить воды на мельницу «режима»»… 

И никому не приходит в голову предположить, что искажает и передёргивает кто-то другой… 

Вы серьёзно думаете, что моих коллег бездоказательно обвиняют во «вранье» люди, которые бескорыстно служат истине?

Народ, увидев слёзы калининградской девушки, чья мама живёт под Ачинском, в восторге: «наконец-то мы узнали всю правду»!!! На фоне двери какого-то салона красоты Алина испуганно рассказывает об ужасах, которые творятся в военной части в Каменке: 

«Не верьте местным СМИ!» «На самом деле всё не так!» «Распространите это видео!». 

И ведь не верят журналистам, не СМИ! Не верят тем, кто провёл бессонную ночь под грохот взрывов, тем, кто был в гуще событий, и брал интервью у работающих пожарников, врачей, военных, кто видел вспышки, валяющиеся на дороге снаряды и выбитые в домах окна не на экране айфона, а «живьём», своими глазами. Верят непонятно откуда появившимся кликушам. Эмоции заглушают фаты. 

Не репортажи наших телекомпаний, не видеозаписи с места событий и не комментарии тех, кто под «грохот канонады» организовывал работы по эвакуации, а эмоциональное выступление калининградской девушки берут «за основу» депутат Серебряков и экс-председатель Счётной Палаты края Давыденко. Апеллируя к её слезам, они поясняют, что во всём виновата коррумпированная власть и призывают нас не «сидеть сложа руки». 

Почему-то многим из нас как-то и в голову не приходит задуматься, что «не сидели, сложа руки», как раз те журналисты, которые не выискивали в сетях, сидя в удобном кресле сообщения типа «всё пропало», а сломя голову мчались в гущу событий, чтобы самим, на месте, разобраться в том, что происходит. 

Не «сидели сложа руки» пожарные и врачи, волонтёры, которые таскали и расставляли в спортзале общежития койки, повара, которые готовили для эвакуированных жителей горячий ужин. Можете свистеть и улюлюкать, но я скажу: и губернатор края и мэр Ачинска тоже не сидели сложа руки. Координировали и организовывали. Как могли, старались поддержать и успокоить испуганных людей…

Горит тайга, и вы не поверите: не «сидят сложа руки» пожарные и работники лесопитомников. В их груди не «вскипает ярость благородная», они просто делают своё дело: одни тушат огонь, другие засаживают маленькими сосёнками, ёлками и кедрами пустоши… 

Знала ли калининградская девушка Алина, что её слёзы (надеюсь искренние) использовали в своих целях люди, ведущие не совсем, мягко говоря, чистоплотную политическую игру? Она переживает за свою маму, которая живёт в эпицентре происходящих в Ачинске событий. Это понятно. 

Мы, Алина, все тоже переживаем за твою маму, как и за всех остальных наших земляков, оказавшихся невольными заложниками этой ситуации.

Мои коллеги с телекомпании «Енисей», взяли у мамы Алины интервью. Она оказалась замечательной женщиной: 

— Да, действительно, было очень страшно – говорит она.

Но с тем, что на пострадавших от взрыва «всем наплевать», мама Алины не согласна:

— «Алина, доченька, не переживай за меня, и не верь всему, что про нас пишут. Интернет – дело такое…», — деликатно заканчивает она. 

Мне очень понравилась последняя фраза. 

Алина – человек молодой, и, как мне показалось – искренний и эмоциональный. Я бы советовал ей разобраться с жизненными приоритетами. Действительно, «интернет – дело такое». Журналиста может обидеть каждый. Только пусть потом этот «каждый» не обижается сам.)

Уважаемые некоторые красноярские политики! Стремясь достичь своих целей, подумайте, прежде чем походя и безосновательно оскорблять профессию, которой мои друзья и коллеги решили посвятить свою жизнь. Хорошенько подумайте.

Интернет дело такое… 

Дмитрий Голованов

Председатель Союза журналистов Красноярского края

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *