Общественники сорвали общественные обсуждения

Красноярский алюминиевый завод – предприятие первого класса опасности. Согласно новому законодательству, он должен получить комплексное экологическое разрешение через процедуру общественных обсуждений.  

Хорошее дело обсуждать на «общественных обсуждениях» не станут. Особенно, если речь идёт об экологии и вредных выбросах. Это было понятно сразу, поэтому организаторы подготовились. 

За два часа до начала к зданию администрации Советского района начали подтягиваться суровые мужики, – металлурги с алюминиевого завода.

Общественники и общественницы вo главе с неугомонной Натальей Подоляк появились чуть позже. Сразу, прямо на крыльце, они пошли в атаку:

— Ну что, «титушки», собрались уже?

Металлурги угрюмо промолчали.

Работники алюминиевого завода заняли две трети зала, обеспечив себе численное преимущество. Однако и общественники с общественницами не дремали, захватив «плацдарм» – первые три ряда.

Ругаться начали почти сразу после того, как расселись. Наталья Подоляк решила поснимать собравшихся на телефон, и кому-то, не очень умному, эта идея не понравилась. Он опрометчиво крикнул:

— А у вас есть разрешение на съёмку?

Первые ряды отозвались возмущённым рёвом. Началась перебранка, в которой маты перемешались со словами «полиароматические углеводороды», «бензпирен» и «содерберг».

Ответные аргументы «алюминиевых» типа: «не нравится воздух в городе, езжайте в деревню», «лучше отвези свою машину в утиль, чтобы не портить воздух» напоминали попытку затушить костёр соляркой. 

Вёл заседание глава Советского района Дмитрий Дмитриев. Скажем сразу, у него не получилось.

Роковая ошибка была сделала в самом начале. На достаточно невинное предложение Натальи Подоляк по повестке: «вопросы задавать каждому докладчику персонально, после каждого выступления, а не в конце, когда все уже устали и хотят домой», последовал отказ.

На этом, собственно, «обсуждения» закончились. Первые ряды подняли крик. Слушать все друг друга перестали. Хрупкое «Стояние на Угре» мгновенно превратилось в свирепую «Куликовскую битву».

Общественница Суворова

Несмотря на подавляющее численное превосходство, «свезённые» на «обсуждения» работники КрАЗа пятились под неистовым напором Подоляк, Елизарьевой, Поляковой  и других общественниц, наглядно доказывавших суворовский постулат о том, что «воюют не числом, а уменьем». Суворова, кстати, там тоже была. Зайдя с тылу, она поддерживала с галёрки своих единомышленников и единомышленниц зычными выкриками, внося тем самым, дезорганизацию в стройные ряды «алюминщиков», которым пришлось отбиваться на два фронта.

Докладчица безуспешно пыталась перекрыть гвалт, щёлкая пультом и оборачиваясь к экрану, на котором зачем-то сменяли друг друга таблицы и графики. Улучив момент, Наталья Подоляк выскочила на трибуну и завладела микрофоном:

— Требую, чтобы работники КрАЗа покинули общественные обсуждения, – они являются заинтересованными лицами! — провозгласила она.   

Женщины из президиума с фамилиями Воробьёва и Соколова вступили в битву с Подоляк за микрофон. Но они были обречены на поражение, так как обе представляли новокузнецкую консалтинговую фирму.

— Валите в свой Новокузнецк и дышите там, чем хотите – раздались выкрики из зала, — а нам здесь детей растить.

После этого руки Воробьёвой и Соколовой ослабли…

— «Подоляк! Подоляк»! — скандировали одни, — «уйди с трибуны, дай людям сказать» – совестили общественницу другие.

  На фоне криков и взаимных оскорблений, бесстрастными выглядели только пришедшие на слушания журналисты.

Повестка окончательно пошла под откос. Вызвали даже полицию. Зашедший в зал лейтенантик в форме вызвал иронические аплодисменты и смех. Застеснявшись, «страж закона» подошёл к трибуне, оккупированной Натальей Подоляк, и, пошептавшись с нею, удалился под одобрительный гул. На трибуну стали выходить политики «дежурно пиарящиеся» на подобных мероприятиях.    

Татьяна Давыденко обратилась к алюминщикам по- «простому»:

«Мужики! Нам же всем жить в этом городе…»

Депутат Иван Серебряков обвинил «Русал» в том, что загрязняя атмосферу Красноярска, завод КрАЗ платит маленькие налоги и не участвует в социальных программах…

— Восемьсот миллионов налогов в краевой бюджет от такой «махины» не просто мало, это издевательски мало… — вещал народный избранник. Общественники одобрительно гудели, пролетариат молчал. Ему теперь есть что терять, кроме своих цепей.   

И только ресторатор и блогер Владимир Владимиров на этот раз от выступлений на трибуне воздержался. Зато он скрупулёзно и ответственно снимал происходящее на телефон, и даже пытался брать интервью у присутствующих. Решил, одним словом, «вкусить» нелёгкий репортёрский хлеб… 

Потом на трибуну вышел общественник Евгений Калиманов, человек, судя по всему, сведущий.

Галёрка против загрязнения атмосферы

Как мне показалось, именно он разозлил президиум больше всего. Зал притих, поскольку вдруг все поняли, что именно следует обсуждать на этих «общественных обсуждениях», и на какие вопросы искать ответы. А внятных ответов на вопросы господина Калиманова не было, и стало понятно, что все эти «слушания», по — сути, ничто иное, как попытка РУСАЛа получить на последующие семь лет «индульгенцию» на выбросы, так что, воздух в городе вряд ли станет чище…

Один из сторонников «обоснования комплексного экологического разрешения» придумал вскочить и крикнуть:

— Да, я работаю на КрАЗе, да мне уже сорок пять лет, и чо? Посмотрите, как я выгляжу!

— На все шестьдесят, – радостно отреагировали первые ряды, и чей-то голос звонко добавил:

— Вообще, похож на покойника!

Хотели дать слово главному онкологу края Андрею Модестову, но не взял:

— Пусть меня пригласит к трибуне председатель – настаивал он – у нас есть вообще председатель?

Председатель Дмитрий Дмитриев был, но он трусливо молчал, поэтому главного онколога в тот день мы так и не услышали.   

Когда очередь дошла до Игоря Вячеславовича Фомичёва, который должен был доложить о качестве атмосферного воздуха в городе, и о выбросах АО «РУСАЛ – Красноярск», зал немного подустал и стих.

Игорь Вячеславович счёл это хорошим знаком и решил поблагодарить публику:

— Спасибо вам, уважаемые собравшиеся, что даёте мне возможность сделать свой доклад в тишине…

Это он сказал зря.

— До каких пор вы будете травить нас и наших детей!? — тут же раздался истошный крик с галёрки.

После этого началось и вовсе что-то невообразимое. Стороны перешли на обсценную лексику, но и этого показалось мало. Орали общественники, орали работяги, и в воздухе даже запахло дракой. По залу заметался блогер Руслан Лысый – главная боевая единица общественников. Персонаж, напоминающий габаритами Гену из «Универа», только наголо обритый и с бородой. Он пытался напугать металлургов своими размерами, но пролетариат был в явном численном большинстве и не боялся…

К счастью, здравый смысл победил, и драки не случилось. Как впрочем, не случилось и общественных обсуждений. Один абсурд.  

Правда, на следующий день, в официальном пресс-релизе АО «Русала» бодро сообщили о том, что «По итогам общественных обсуждений будет подписан протокол. В протоколе будут, в том числе, учтены мнения горожан, чтобы включить их в окончательный вариант «Оценки  воздействия на окружающую природную среду Красноярского алюминиевого завода».

Некоторые СМИ даже это перепечатали, совсем не заморачиваясь тем, что на слушаниях случился скандал…  Как будто теперь получится его замять.

На мой взгляд, это не просто «поскандалили и разошлись», это диагноз: с общественными обсуждениями надо что-то делать. С одной стороны – нельзя, конечно, чтобы крикливые тётки их срывали. С другой – это должны быть именно обсуждения, а не спектакль с солдатской массовкой театра Российской Армии. Что бы там ни писали в «русаловских» пресс-релизах, обсуждения были сорваны. И сорваны они были, прежде всего, самими организаторами, ещё до их начала, когда они решили, как всегда всё обстряпать без лишнего шума. Привыкли, что «общественные обсуждения» – это что-то вроде ритуального танца, который обязательно надо исполнить перед тем, как обмануть аборигенов. Скандальные тётки, начав не в такт лупить в собственные бубны и там-тамы, дали понять, что больше не прокатит. И с этим придётся считаться.

Зазеркалье обсуждений

Символично, что «обсуждения» проходили на улице имени героя Гражданской войны партизана Железняка, который, как известно, в своё время положил конец Учредительному Собранию.

Дмитрий Голованов    

фото Бориса Бармина

Общественники сорвали общественные обсуждения: 1 комментарий

  1. Дима, браво. браво. браво! Читаешь и явственно представляешь происходящее! Супер!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *