«Золото – это мы»

Как золотодобытчики вытесняют людей с родной земли.

«Хотим и дальше жить в нашей чистой таёжной глубинке», «Не троньте наши реки» – с такими требованиями жители нескольких деревень Красноярского края вот уже несколько месяцев обращаются к местным и региональным властям. Золотодобывающая компания «Енисей золото» выиграла лицензию на разведку драгоценного металла на берегах таежных речек в Каратузском и Курагинском районах. После недавней трагедии на реке Сейба, когда была прорвана дамба золотодобывающей артели и погибли люди, жители окружающих деревень еще больше напуганы активностью золотопромышленников.

О том, что на территорию Каратузского и Курагинского районов также собирается заходить золотодобывающая компания, люди узнали совершенно случайно. И – как говорят они сейчас, вовремя. Пока что в тайге идет только разведка и лишь в одном месте. Но добывать золото компания собирается более чем в 20 местах. Написали коллективное заявление в администрацию Каратузского района с просьбой пояснить, на каком основании нас вытесняют с этой земли.

– Жуткая трагедия, которая произошла на реке Сейба, вызвала в Курагинском районе шок. Тем более на фоне того, чем мы занимаемся. Мы уже несколько месяцев говорим о том, что в этих местах нельзя добывать золото, тем более таким варварским способом, что это убьет природу и все живое. А 19 октября в одночасье это убивает 17 человек, – говорит Василий Марковский, житель деревни Петропавловка Курагинского района, член инициативной группы, которая намерена добиваться прекращения деятельности золотопромышленников в их районе. – Сейба чуть севернее нас, 88 километров по прямой, многие погибшие из соседних с нами районов и близлежащих городов. Но это еще одно подтверждение тому, что мы на верном пути. Это повод нам работать более активно. Если сейчас не остановить золотарей, завтра от их действий могут точно так же пострадать местные жители, а не только работники приисков. На пути перегороженных рек и хлипких дамб могут оказаться наши села и деревни. У нас уже есть данные, что на одном из мест участок золотодобычи подходит вплотную к огороду, практически заходит на него.

Село Таяты

Курагинский и Каратузский районы находятся на юге Красноярского края. Это уникальные места, где еще остались уголки нетронутой природы: чистейшие горные речки с ценной рыбой, тайга, полная шишек, грибов и ягод. Районы соседи, их разделяет река Казыр. На одном берегу село Таяты Каратузского района, на противоположном – леса Курагинского. Именно это соседство и объединило их в общей беде. На карте, где «Енисей золото» уже обозначили места будущих разработок, есть земли обоих районов.

Написали коллективное заявление в администрацию Каратузского района с просьбой пояснить, на каком основании нас вытесняют с этой земли.

Название Таяты говорит само за себя. Деревня притаилась, спряталось между гор, долины и рек. Из районного центра сюда ведет гравийка – лучше ехать на внедорожнике, уже за 20 километров до поселка обрывается сотовая связь – здесь не работает ни один оператор. Только природа и звенящая тишина. На каждом доме антенна – жители подключают ее к мобильникам и так пользуются связью. Село вытянулось вдоль Казыра длинной узкой лентой. Ни на улице, ни во дворах нет колонок. По воду ходят на Казыр или Таятку – на противоположной стороне села. Обе реки как бы обнимают село. Искать тех, с кем пообщаться, не нужно. Люди сами выходят на улицу, завидев чужого человека, и начинают рассказывать то, что наболело.

– В начале 2018 года «Роснедра» выдали две лицензии на поиск и оценку запасов россыпного золота на двух участках общей площадью – 200 квадратных километров, – рассказывает член инициативной группы Каратузского района Сергей Рябцев. – Территории участков пришлись на Таятский (Каратузский район), Можарский и Черемшанский сельсоветы (Курагинский район). Заявителем явилось «Енисей золото». Ситуация вскрылась в августе 2019 года совершенно случайно. Один из жителей решил оформить в аренду покос и получил отказ. Якобы это чужой участок. Как так?! Он испокон веков там косил траву, и его родители косили, его деды косили. Решил разобраться и выяснил, что этот и ряд других участков отданы под разведку запасов золота. Бросился в администрацию района – ему ответили, что, да, так и есть. Юридически он на этот участок права не имеет, поэтому земля была свободна. С этого все и началось. Начали поднимать других жителей – они тоже попытались получить участки для покосов. Но у них также ничего не вышло. Собрали всех этих людей, сделали карту участков и написали коллективное заявление в администрацию Каратузского района с просьбой пояснить, на каком основании нас вытесняют с этой земли. Только после этого с нами встретились власти. Ответ был один: все сделано по закону – раз участки не оформлены, значит, они могут их предоставить той компании, которая получила лицензию. В этом году люди на них еще косили. Как будет в следующем – непонятно. Один из пострадавших – Игорь Черкасов, местный фермер.

Фермер Черкасов

Как получилось, что это теперь не моя земля, я сам не понял

Усадьба Игоря стоит на краю деревни, у него козья ферма. Во дворе скачут козлятки, которым несколько дней от роду. Он долго не мог найти время, чтобы с нами поговорить, – один на хозяйстве. Дважды в день вручную доит 40 коз. Сам варит сыр нескольких сортов и продает заказчикам из Красноярска. Продукцию Черкасова даже в районном центре купить невозможно, все разбирают – или свои деревенские, или красноярские покупатели.

Как получилось, что это теперь не моя земля, я сам не понял

– У меня покос на Бурундате, около 5 километров отсюда, – рассказывает Игорь. – Как получилось, что это теперь не моя земля, я сам не понял. Конечно с документами возиться некогда, у меня нет помощников. Но я там кошу уже несколько лет, мне сам муниципалитет выделил эти земли, только занимайся, развивай сельское хозяйство. И вот теперь отнял.

Местные жители считают, что золотодобытчики начнут разработку с Бурундата. Оттуда пойдут вниз по Таятке и скоро доберутся до их села. Люди жалеют не только природу, но и свою уникальную историю и культуру. В 18–19-м веках в урочище был женский старообрядческий монастырь. История его подробно описана у писателя Алексея Черкасова в романах «Хмель», «Конь рыжий», «Черный тополь». Монахини держали скотину, пасеку и полностью себя обеспечивали. В Каратузском краеведческом музее хранится женский головной убор из скита, датируемый концом 18-го века. Сейчас на этом месте остался погост: староверческие кресты, кладбище. В 1980-х годах последняя монахиня оттуда ушла жить в Таяты. На въезде в саму долину стоит поклонный крест. С Бурундата начинается один из маршрутов на памятник природы – Таятские столбы, высота отдельных камней там достигает 50 метров. Сейчас на Бурундате шесть покосов у шести семей. Четыре семьи – многодетные. И эти земли – единственный источник пропитания для их скота.

Игорь хочет только одного: чтобы ему дали возможность работать. «Енисей золото» называет пренебрежительно «золотарями» и говорит, что, если они придут на эту землю, здесь живого места не останется.

Сергей Батурин более 40 лет проработал в геологии, вся его жизнь связана с природой и ее сохранением. Он даже представить себе не может, что эта территория превратится в золотой прииск.

– Мы когда-то сюда приехали не просто так. Чтобы вырастить детей и внуков в чистой местности. У меня уже десять внуков. И их будущее я вижу здесь. Когда я узнал о планах «золотарей», это меня очень встревожило. Я видел места, где добывают золото, и знаю, к каким последствиям это приводит. Река уже никогда не будет прежней. Её «сдвинут» в сторону, сделав новое русло. Погибнет вся экосистема, вымрут ондатры и бобры. Сам золотоносный горизонт – это всего один метр породы, но над ним расположено несколько метров ненужного золотодобытчикам грунта. Представьте, они сдерут несколько тысяч кубометров земли, и появятся отвалы, похожие на безжизненные горы.

Усть-Можара. После разведывательных работ золотодобытчиков

Да, сейчас идет только поиск и разведка. Но следующий этап – добыча, это самая страшная стадия. Золото обычно добывают вдалеке от населенных пунктов. А здесь это можно делать прямо в поселке. На берегах реках, из которых мы пьем воду. Других источников питьевой воды у нас нет, – говорит Сергей Батурин.

Он не исключает, что самые богатые золотоносные породы находятся прямо под деревней, так как это ровная поверхность. Если его версия верна, то старатели выгребут все, а затем придумают, как уничтожить деревню: закроют школу и люди сами разъедутся.

Дом Александра Мартынкова стоит у самого Казыра. Больше всего его возмущает то, что «золотари» всё делают по-тихому.

– Изыскания здесь проводились еще в советские времена, – рассказывает Александр. – Эти территории были пройдены геологами. Вообще вся наша земля – золотоносная. Но вот так варварски и агрессивно сюда еще никто не пытался зайти. Судя по информации, которой мы сегодня располагаем, коснется нас это очень жестко. Какой-то полубандитский способ освоения этих мест. Абсолютно без учета интересов населения. Просто тупо придут, сделают из нашей территории марсианский пейзаж – и уйдут.

Мы встанем на мосту и будем стоять круглосуточно. Я первый встану

Я здесь живу с 1995 года. Сначала работал лесником. Когда в стране угробили лесное хозяйство и лесников упразднили, я стал мастером-прикладником по бересте. При золотодобыче предполагаются серьезные вырубки леса. Вскрышные работы – это удаление верхнего слоя пород. Поэтому лесные насаждения будут уничтожены. Также любая добыча золота предполагает в своем технологическом цикле использование проточной воды. Во время промывки образуется взвесь, похожая на гель. И просто так она не оседает. Это очень мелкие фракции. Я видел подобное в реке Амыл, где уже давно моют золото. Там все камни покрыты слизью, которую так просто не смоешь с рук. А если не будет лесов и чистой воды в реках, вымрет рыба, не будет птицы. Как нам здесь жить дальше? Пока мы ищем зацепки, как законным порядком остановить золотодобытчиков. Но если все-таки подойдет к черте, у нас тут одна транспортная артерия, по-другому на эту территорию не попадешь. Мы встанем на мосту и будем стоять круглосуточно. Я первый встану.

По мнению инициативной группы, решить проблему можно лишь путем отзыва лицензий. И они готовы идти к этой цели до конца. Люди опасаются, что на них будет оказано давление. Поэтому в группе нет руководителя, а координаторы регулярно меняются.

На защиту своей земли встали практически все её жители: староверы, последователи Виссариона, православные и неверующие миряне. Эта тема объединила всех без исключения. Люди впервые не спорят между собой. И каждый готов помогать другим, чтобы защитить свое место жительства.

Министр экологии и рационального природопользования Красноярского края Павел Корчашкин призывает людей не переступать черту закона:

Следы работы золотодобытчиков

– Главная беда в том, что земли сельхозназначения, на которых у местных жителей находятся покосы, на них не оформлены. Люди просто по старинке ими пользовались и ни о чем не задумывались. Хотя, как заверили главы районов, они постоянно им об этом напоминали. Получается, что по закону эти земли свободны. Следовательно, их можно использовать. Золотодобывающая компания получила их на законных основаниях – выиграла на аукционе, который проводит Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра).

Согласно нынешнему законодательству, муниципальные власти не принимают решений о выдаче лицензий на разведку или добычу. Все эти вопросы находятся в ведении федерации.

Редакции «Сибирь.Реалии» не удалось связаться с руководством компании «Енисей золото». Звонки на номер телефона, указанный на сайте компании, остались без ответа.

Тем временем, восемнадцать природоохранных общественных организаций обратились к Владимиру Путину с просьбой прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота.

«Промышленная добыча и разведка россыпного золота в руслах и поймах рек является одним из самых экологически опасных видов горнодобывающей деятельности», – говорится в обращении, которое цитирует «Коммерсант».

Среди подписавших документ – красноярская региональная общественная экологическая организация «Плотина», Экологическая коалиция «Реки без границ», «Гринпис России» и Центр охраны дикой природы. В результате такой добычи на значительных площадях изменяется ландшафт речных долин и происходит загрязнение поверхностных вод, отмечают экологи.

В обращении также говорится, что реки, где добывается россыпное золото, являются источниками водоснабжения и местами рекреации для расположенных по берегам населенных пунктов, а такой способ золотодобычи разрушает нерестилища рыб, уничтожает «продуктивные сенокосы, пастбища и охотничьи угодья».

По данным Союза старателей, объем годовой добычи россыпного золота составляет около 70 тонн, или около 27% от всей добычи.

Светлана Хустик

«Сибирь.Реалии» 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *