Пальба как аргумент

997f029940ac787445612cd009d7e367Спорят, как известно, по-разному – можно приводить аргументы, апеллировать к фактам, ссылаться на документы. Если ни того, ни другого, ни третьего в наличии не имеется, спорщики начинают орать, бить себя кулаком в грудь и клясться мамой. Но самый эффективный метод – дать оппоненту в ухо.

Тут, правда, может получиться, как со Столетней  войной. Известно, что когда потомки тех, кто начал драку, наконец-то сели за стол переговоров, они долго удивлялись, почему их прапрадеды не догадались сделать это сразу.  Есть мнение, что именно после этого в европейских странах появились нормы и правила, позволяющие вести споры без оплеух и затрещин. Войны, правда, не прекратились, но общаться стало значительно легче – теперь каждый феодал знал предел, после которого мирную дискуссию можно завершать и переходить к активным действиям.


ПО МНЕНИЮ Александра Гуля, директора ООО «Краскерамокомплект» – компании, подвергшейся рейдерской атаке, Вячеслав Боронин и Олег Волков, приватизировавшие Зыковский кирпичный завод на рубеже двухтысячных–девяностых, схему получения с предприятия «лёгких денег» задумали изначально:
— Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: владение и управление производством – дело весьма хлопотное, требующее высокого профессионализма и постоянной, неустанной работы. Гораздо проще и выгоднее взимать с предприятия плату за аренду принадлежащего тебе земельного участка, а также брать деньги за услуги электростанции, котельной и т.п. Вообще говоря, Зыковское производство работает сегодня на одну треть от проектной мощности – на его территории действует лишь старое, созданное еще при Советской власти производство. Именно его и продали группе компаний ИТ Восток, возглавляемой Сергеем Полищуком и Николаем Бабаковым, Боронин и Волков. Проекты автоматической линии по производству отделочного кирпича и выпуск керамзита, которые предполагалось запустить на территориях, оставшихся за Волковым и Борониным, последние благополучно похоронили. Зачем, когда есть возможность не особо напрягаясь, снимать сливки с уже действующего предприятия, проданного Бабакову с Полищуком?
Аппетит, как известно, приходит во время еды – видя, что предприятие развивается, поставки кирпича на стройки края растут, зарплата увеличивается, Боронин и Волков в свою очередь требуют увеличения ренты, поднимают плату за электроэнергию, при этом, по мнению владельцев «Краскерамокомплекта», переходят все разумные границы.

В конце концов «строптивым» производственникам в «воспитательных целях» отключают электроэнергию. Но демарш не получается. Производители кирпича принимают решение отказаться от услуг Волкова и Боронина по поставке электричества, строят свою подстанцию и заключают прямой договор с МРСК Сибири. Надо сказать, «энергетическая независимость» обошлась недёшево, но владельцы кирпичного производства надеялись, что после этого шантаж и давление прекратятся. Они ошиблись – именно с этого момента, собственно говоря, и начались настоящие военные действия.
По приказу Волкова и Боронина бетонными блоками перегораживаются подъездные пути к предприятию – кирпич не отпускают даже тем, кто за него уже заплатил. Под угрозой срыва ввода в эксплуатацию оказались такие объекты, как Красноярский краевой онкодиспансер, ряд сооружений социального назначения в Нижнем Приангарье.

По словам Александра Гуля, в результате противоправных действий Боронина и Волкова предприятие понесло убытки в размере 8 миллионов рублей. Для правовой оценки этих действий в правоохранительные органы Берёзовского района было направлено более десяти заявлений. На все пришёл стереотипный ответ: «признаков противоправных деяний не выявлено, в возбуждении уголовного дела отказать…»
Тем не менее, в мае прошлого года Управление федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю возбуждает дело №191-10-12 о злоупотреблении должностными лицами ООО «Зыковское карьероуправление» своим доминирующим положением, а в ноябре того же года убытки и их размер были признаны обоснованными и доказанными. После этого предприятие стабильно проработало всего четыре месяца.

Что произошло в этот период, каким образом и с чьей помощью Волков и Боронин сумели заручиться поддержкой в том числе и в правоохранительных органах, наверное, мы рано или поздно узнаем. Но то, что свои дальнейшие действия они бы просто не смогли осуществлять без «отмашки» в силовых структурах, становится очевидным.

На заводе появляется группа людей азербайджанской национальности, которые с криками и пальбой прогоняют людей со своих рабочих мест.
Обращение в Берёзовскую полицию ничего не даёт.
Ответ из «органов» рисует абсолютно благостную картину: на предприятие пришли какие-то люди, поговорили и ушли; выстрелов на территории завода никто не слышал; хлопок… да, хлопок где-то был, в посёлке…

Примечательно, что заявление подавали одни люди, а опрашивали сотрудники полиции совсем других «свидетелей»… Показания же тех, кто подавал заявление, в материалы «отказного дела» так и не вошли.
Вот, например, как выглядит картина происходящего в заявлении Александра Гуля:
«В ночь с 21 на 22 мая текущего года на территорию нашего предприятия ворвались более пятидесяти лиц азербайджанской национальности, по меньшей мере двацать из них были вооружены. С криками, нецензурными выражениями и стрельбой эти лица потребовали, чтобы ночная смена работников кирпичного производства покинула свои рабочие места…»

В итоге сотрудник Берёзовской полиции добродушно констатирует: «В действиях гр. Гуль (!!!) А.И. не усматривается признаков состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ. Так, о случившемся сообщил со слов третьих лиц, сам на месте происшествия не присутствовал». Так где они, «третьи лица», которые, по мнению оперативника, ввели в заблуждение своего директора, почему они не были опрошены? Почему на основании показаний всего двух человек – контролёров того же «Зыковского керамзита», принадлежащего Олегу Волкову, который организовал нападение, делается вывод об отсутствии состава преступления? Кто эти «неустановленные лица», ворвавшиеся на завод, кто-то хотя бы попытался их «установить»? Может в Берёзовской полиции дадут наконец ответ на эти вопросы?
Не услышал сотрудник Берёзовской полиции и угроз в адрес Александра Гуля, когда его автомобиль протаранил погнавшийся за ним на своей девятке азербайджанский охранник. Что интересно, сам он не отказывается от того, что «атаковал» машину Гуля нарочно: дескать, принял его за «воришку», похитившего и вывезшего с территории завода в своем багажнике кирпич. А вот сотрудник полиции, оформлявший протокол, пишет, что, мол, обычное ДТП, что всё произошло случайно… Это как понимать?

Дмитрий ГОЛОВАНОВ

Leave a Comment