Обещаю класть на совесть

Что такое этика строителя и существует ли она?

Помните, в старом советском фильме «Ирония судьбы, или С лёгким паром» главные герои фильма врач Женя Лукашин и Надя Шевелёва рассуждают о своих профессиях?

Женя говорит, что ошибки врачей очень дорого обходятся людям. Надя, в свою очередь, замечает, что ошибки педагогов обходятся не менее дорого, хотя и не столь заметны. Эти слова с полным основанием можно отнести и к ошибкам строителей — порой цена их измеряется в десятках человеческих жизней.

У всех нас на памяти обрушение здания Басманного рынка, которое произошло 23 февраля 2006 г. в Москве. Тогда под обломками рухнувших перекрытий погибли 66 человек и более 30 получили увечья. Двумя годами раньше в столице рухнула крыша «Трансвааля» — крупнейшего крытого аквапарка Европы. Под обломками погибли 28 человек, десятки были покалечены. 14 человек погибли в результате обрушения стен плавательного бассейна «Дельфин» в посёлке Чусовом Пермского района. Подобных, хотя, может быть, и менее трагичных по своим последствиям аварий в нашей стране происходит немало. Причина их — проектные ошибки, недобросовестные строители, некондиционные строительные материалы и… благодушие различных надзорных органов и комиссий, принимающих объекты с недоделками.

О красивых, прочных зданиях, незыблемо простоявших многие десятилетия, а то и века, мы говорим: «Построены на совесть…»

Так в чём же заключается «совесть строителя», на каком растворе она замешана? И есть ли она у тех, кто сегодня строит для нас дома и больницы, школы и театры? Могут ли строители и проектировщики гарантировать, что стены и потолки здания, которое они возводят, не рухнут однажды нашим согражданам на головы? Ответы на эти и другие вопросы могут задаваться сколько угодно. Строительство здания — сложный, многоступенчатый процесс, который можно разделить на два основных этапа — проектирование и собственно строительство. Ошибки и в той, и в другой области могут привести к непоправимым последствиям. Но можем ли мы утверждать, что ошибок можно избежать и уж точно — свести к минимуму, если актуализировать «строительную этику»? И в чём, собственно, она выражается?

Наши эксперты — ведущий архитектор ООО «ПРОСТО» Андрей СКРИПАЛЬЩИКОВ и инженер-строитель ООО «Сибиряк» Алексей КИРСАНОВ помогают нам разобраться в том, что стоит за коротким определением «строить на совесть…»

Андрей Скрипальщиков:

— Архитектура во все века формировала окружающую среду, которая, в конечном итоге, выражала дух народа, отражала его сущность. Например, особый менталитет питерцев идёт от той неповторимой атмосферы, которую создают архитектурные ансамбли города на Неве. От таланта архитекторов разных поколений в конечном итоге зависит, будут люди гордиться городом, в котором они живут, или стыдиться его. Я думаю, главная заповедь любого архитектора — помнить об этом. Работая над проектом, он должен стремиться к тому, чтобы будущее здание украсило город. Ну… или хотя бы не испортило его облик. Главное правило врача «не навреди» в полной мере подходит строителю и архитектору. Само собой, архитектор должен быть профессионалом.

Вообще, стремление постоянно совершенствовать свои профессиональные навыки — «вежливость» любого специалиста, в любой сфере человеческой деятельности.

Но архитектор при этом должен помнить, что его работа останется на многие десятилетия, а то и на века. Поэтому он должен по возможности думать не только о современниках, но и о будущих поколениях. Насколько им будет удобно и комфортно в застраиваемом сегодня городе. Поэтому я бы назвал ещё одну неотъемлемую часть этики архитектора — честность. Проектировщик должен видеть немножко дальше заказчика. И если пожелания последнего могут нанести вред окружающему пространству, людям, живущим рядом, архитектор должен указать ему на это и, возможно, даже отказаться от исполнения сомнительного заказа.

Во главу угла профессионализм ставит и Андрей Кирсанов:

— Всё-таки трудно себе представить, чтобы над разработкой проекта здания трудился человек, ничего не смыслящий в архитектуре, никогда не занимавшийся этой работой и не имеющий никакого специального образования. А вот чтобы на строительной площадке появился человек, не имеющий ни образования, ни опыта, — представить, увы, сегодня можно запросто. Принцип нашей фирмы — не работать с «гастарбайтерами». Это продиктовано не какими-то там националистическими принципами. Каменщик, плотник или бетонщик должны иметь соответствующую квалификацию и документ, подтверждающий эту квалификацию. Не секрет, что сегодня многие подрядчики мало заботятся о том, чтобы на стройплощадке трудились профессиональные люди. Зачастую их заботит одно — сколько рабочий запросит за свой труд. Естественно, что человек, хорошо овладевший своей профессией, рассчитывает и на достойное вознаграждение. Очень трудно бывает даже опытному прорабу уследить за всеми «косяками» и огрехами, которые допускают на стройке низкооплачиваемые рабочие. Смешно, конечно, следить по телевизору за похождениями горе-строителей Равшана и Джумшута, а также незадачливого прораба, который пытается ими руководить, но в жизни, поверьте, это совсем не смешно. Это страшно, когда пытаешься представить себе последствия, которые может повлечь за собой такое качество строительства и ремонтных работ.

Более того, приглашая поработать на стройплощадку непрофессионального человека, наниматель подвергает опасности, прежде всего, его жизнь и здоровье. Не секрет, что большая часть несчастных случаев на стройке происходит как раз по вине непрофессионалов, людей, которые не знают элементарных правил техники безопасности. Поэтому, на мой взгляд, «вежливость» руководителя стройки заключается прежде в подборе профессиональной команды, нацеленной на результат. Это сегодня главное. Я думаю, и заказчик должен это понимать. Ведь не доверим же мы вырезать аппендицит человеку, не имеющему диплома медика. Почему же мы разрешаем заливать фундамент и делать кирпичную кладку человеку, который, возможно, никогда этим не занимался и не учился этому?

В свою очередь, профессиональный строитель не должен соглашаться на недостойный размер оплаты своих услуг. Необоснованно низкая оплата труда специалиста подрывает как его авторитет, так и социальную значимость профессии строителя.

Стремление «раскрутить клиента на деньги», навязать ненужную, а то и вредную услугу, к сожалению, свойственно сегодня представителям многих профессий. Не обошло это неприятное поветрие и представителей строительной отрасли. Заказчик — непрофессионал в строительстве, и частенько ему пытаются навязать услугу необязательную, а то и вовсе ненужную.

А. Скрипальщиков:

— Я думаю, в кодекс строительной этики надо обязательно записать такой пункт: «Проектировщик должен быть честен перед заказчиком и действовать в его интересах, если они не противоречат профессиональным принципам работы, и при рассмотрении спорных вопросов быть объективным и не допускать круговой поруки».

Ещё один немаловажный момент — соблюдение технологии.

А. Кирсанов:

— Бывает и так: клиент просит строителей тот или иной вид работ выполнить «побыстрее». Но график строительных работ составляется не просто так. Если он нарушается, это влечёт за собой нарушение в технологии, в спешке работа делается некачественно. И это нужно честно объяснить заказчику, который должен понять, что лучше день-другой потерять, чем потом иметь большие проблемы. Допустим, строители кладут непросушенные половицы, которые потом «поведёт». А иногда сделанную наспех работу стремятся и вовсе скрыть — не сделали толком, скажем, теплоизоляцию и закрыли её гипсокартоном. Стоит ли говорить, что однажды кто-то помянет таких строителей вовсе не добрым тихим словом.

В любом строительстве есть три стороны — заказчик, подрядчик и проектировщик. И подчас у них разные интересы. С чьей стороны допустим компромисс?

А. Скрипальщиков:

— Я не хочу сказать, что все эти три субъекта должны находиться в состоянии войны друг с другом, но «вести сепаратные переговоры», игнорируя одну из сторон, две другие просто не должны. Это тоже одна из негласных заповедей участников строительства. Жизнь есть жизнь, в ней случается всякое. Допустим, в ходе строительства у заказчика изменились пожелания — может быть, не рассчитал он свои возможности и захотел удешевить проект. А может наоборот — пожелал сделать строящееся сооружение роскошнее и дороже. Зачастую бывает так, что клиент обращается к подрядчику, и тот «идёт ему навстречу», не согласовав изменения, вносимые в проект, с архитектором.

Одно цепляется за другое, и в результате мы получаем не пойми какую конструкцию, которая либо уродует внешний облик здания, либо грозит рухнуть в любой момент… Архитектор должен в таких случаях «хватать строителей за руку», проверять их работу и этим заниматься постоянно.

Если строитель и архитектор «сядут в одну лодку» и начнут думать о том, как бы им побольше «содрать» с клиента, ничего хорошего из этого тоже не выйдет. Хотя бы одна из сторон никак не должна этого допускать. Именно в этом, а не в круговой поруке, я вас уверяю, и заключается ответственность перед своими коллегами по профессии. Честное и беспристрастное мнение коллег о конкретном специалисте должно учитываться и при оценке его квалификации, и при выдаче сертификатов (лицензий) на право осуществления проектно-строительной деятельности. Да, специалист должен поддерживать коллег по профессии, обеспечивать им условия для эффективного труда и повышения профессионального уровня. Но это совсем не значит, что в нашей среде нужно покрывать грехи друг друга.

А. Кирсанов:

— Ложно понимаемая «профессиональная солидарность» может довести до беды. Я думаю, гораздо лучше будет, если строитель, увидевший, что его товарищ халтурит, заставит его переделать работу, чем поможет скрыть брак. И, конечно, опытный строитель просто обязан помогать овладеть профессией молодым и начинающим коллегам.

КСТАТИ

Во многих компаниях сохранилась советская традиция посвящения в строители. Происходит это следующим образом: сначала новоиспечённому строителю дают попробовать хлеб с солью — символ «пуда соли», который нужно съесть, чтобы освоить свою специальность.

Затем посвящаемый должен подержать руки над чашей с огнем, чтобы почувствовать, насколько «горяча» будущая его работа.
Далее на голову неофита надевается каска, по которой символически ударяют кирпичом. Иногда во время «посвящения» будущий строитель произносит некую клятву, текст которой постоянно варьируется и звучит примерно так: «Клянусь любить свою профессию, уважать товарищей и работать на совесть, строить такие дома, в которых людям будет тепло и уютно… и т.п.». Единого текста «клятвы строителя», увы, не существует.

Дмитрий ГОЛОВАНОВ

Студенты в зелёных бойцовках

Раз уж мы говорим об этике строителей — нередко она закладывается ещё в студенческих строительных отрядах, в которых довелось работать большинству тех, кто обучался в советских вузах. Сейчас стройотрядовское движение возрождается по всей стране, и, надо заметить, Красноярский край стал одним из «застрельщиков» этого начинания — инициатором возрождения стройотрядов в регионе стал тогдашний губернатор края Александр ХЛОПОНИН. Именно ему принадлежит крылатое выражение: «Строительный отряд — это стартовый капитал», ставшее для бойцов негласным девизом.

Сегодня далеко не все студенческие отряды ориентированы на строительство. Бойцы работают проводниками и воспитателями в летних детских лагерях, помогают на селе убирать урожай или организуют праздники для отдыхающих на курортах. Но по-прежнему и эти студенческие объединения называются «стройотрядами». Такова традиция. Тем более что большинство своему названию всё-таки соответствует. И пусть далеко не все, кто в них работает, в будущем станут профессиональными строителями, опыт, который они приобретают на стройке, и этические нормы рабочих профессий, конечно, пригодятся им в дальнейшей жизни.
В советские времена у многих строительных отрядов были свои традиции, некоторые из них сегодня возрождаются.

>> Закапывание «зелёного змия». И в советские времена, и сейчас в студенческих строительных отрядах неукоснительно соблюдался «сухой закон». Поэтому во многих из них перед началом работ проводилась такая символическая акция. Бойцы отряда бросали в яму бутылку с алкоголем, закапывали её и торжественно клялись не пить спиртного до окончания работ. Иногда это была бутылка с шампанским, которую в конце сезона откапывали и торжественно разбивали о выстроенный бойцами стройотряда объект.

>> Во многих современных стройотрядах возрождается шутливая традиция целинных праздников. Как следует из названия, пошла она ещё с 50-х годов прошлого века — времени освоения целины и заключалась в том, что праздники из годового круга переносились в календарь стройотрядовской жизни. Как правило это — Новый год (с 31 июля на 1 августа), «мужской» и «женский» дни — 23 июля и 8 августа соответственно. В эти дни члены отряда готовят друг другу оригинальные подарки, рисуют шутливые стенгазеты.

>> ДМБ — день молодого бойца. На этот день штаб отряда выбирается из молодых бойцов. Они меняются местами со «старичками» и «строят» их. На следующий день всё возвращается на круги своя…

>> «Посвящение в зелёнку» — день, когда новых бойцов проверяют на мужество, выдержку. Как правило, этот день неожиданный и становится наиболее запоминающимся. Испытания бывают и трудные, и лёгкие, но весёлые и с фантазией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *