О том, что в пригородном Берёзовском районе незаконно рубят лес, роют уродливые карьеры и совершают сомнительные сделки с земельными участками, известно давно. И о том, кто этими вещами занимается, тоже…

Власть — всласть

О «подвигах» этих людей периодически публикуют зубодробительные статьи в газетах, периодически на некоторых из нарушителей заводят уголовные дела. Но в целом картина меняется мало. Потому что эти люди находятся во власти, и, судя по всему, расставаться с ней не собираются.

Скоро выборы в Берёзовский райсовет. И среди кандидатов мы видим всё те же лица…

Лес губят, щепки летят…

В 2015 году в наше Бюро журналистских расследований обратились жители пригородных посёлков Есаулово и Ермолаево — общественники и депутаты местного Совета. Они рассказали о том, что под боком у миллионного города вырубаются вековые хвойные леса, бесконтрольно ведётся добыча гравия и песка.

Шум, пыль и грязь от снующих день и ночь КамАЗов превратили их жизнь в сущий ад. Тротуаров в посёлке Ермолаево нет, и люди вынуждены идти по дорогам, рискуя попасть под колёса. Новоявленные владельцы земельных участков начали возводить на этой территории коттеджи, именуемые в официальных документах «дачными домиками».

Экологическая инспекция, в состав которой вошли председатель общественной экологической палаты Александр Колотов, старший научный сотрудник Института леса имени В. Н. Сукачёва Сибирского отделения РАН, доктор биологических наук Галина Полякова, депутаты Есаульского поселкового Совета и журналисты, отправилась на территорию, где велась незаконная рубка леса.

В результате проверки был составлен акт общественного экологического контроля, подготовлены таксационные характеристики на пробных площадях есаульского бора.

Масштабы поражали воображение: мы обнаружили две вырубки. Одна — так называемая «противопожарная полоса» возле посёлка Ермолаево. По словам жителей, она была вырублена по указанию главы Есаульского сельского Совета Аникина, который ссылался на предписание контролирующих органов. О том, кто вырубил другую — огромную — просеку в глубине Есаульского бора, неизвестно.

Обе вырубки были завалены вековыми соснами. Общественная экологическая экспертиза определила ущерб по первой в 5 987 729 рублей, по второй — 9 980 857 рублей. Восстановительная стоимость вырубленных деревьев составила 9 658 261 рублей и 22 340 857 рублей.

Наше Бюро журналистских расследований направило заявления в Генеральную прокуратуру РФ, в Красноярскую природоохранную прокуратуру, в администрацию Берёзовского района.Администрация Берёзовского района в своём ответе от 30.11.2015 года за N 3553 сообщила следующее:

«1. Рубка леса произведена на земельных участках, категория которых не установлена, разрешённый вид использования — для индивидуального жилищного строительства с кадастровыми номерами NN 24:04:0301010:73; 24:04:0301010:72; 24:04:0301010:69; 24:04:0301010:70; 24:04:0301010:68; 24:04:0301010:121.

2. Вышеуказанные земельные участки, на которых произведена рубка, сформированы из земельного участка категории земель — категория не установлена, разрешённый вид использования — для индивидуального жилищного строительства с кадастровым номером N 24:04:0000000:10447, площадью 100 271 кв. м на основании Постановления N 286 от 15.04.1998″.

К ответу была приложена копия постановления, в котором говорилось, что ПКФ «Софит» предоставляется земельный участок за плату, земельный участок находится севернее деревни Терентьево общей площадью 10,0 гектара, в том числе пашни 10 гектаров для индивидуального жилищного строительства.

Но позвольте, из документа следует, что была предоставлена пашня. Каким образом тогда эти участки вдруг оказались в Есаульском бору? Да и площадь проданной «Софиту» земли — 10 гектаров, а не 100 271 квадратный метр, на которых произведена рубка леса? Быть может, совсем не те участки были выделены ПКФ » Софит» в 1998 году, а эти шесть участков государственного лесного фонда достались умелым людям другим способом?

29 декабря 2014 года владельцами пяти участков из этих шести стали Александр Владимирович Белохонов и Марина Викторовна Бушкова, а шестым (с кадастровым номером 24:04:0301010:121) единолично завладел господин Белохонов.

2015 год стал поистине чёрным для есаульцев и ермолаевцев. Лес буквально стонал от такого варварства, истекал слезами — смолой на безобразных обрубках.

После наших заявлений и обращений начались проверки, рубка прекратилась, и до сегодняшнего дня в этом месте есаульского бора жизнь замерла. Брёвна вывезли и, скорее всего, продали, но сучья оставили. Просека поросла густым бурьяном высотой в рост человека.

Остался лишь железный трос между двумя соснами на лесной дороге… Тому, кто ночью вздумает по этой дороге на мотоцикле проехать, может сильно не поздоровиться.

Депутат Александр Пермяков вспоминает:

— Мне в детстве отец, который работал управляющим Есаульского совхоза, рассказывал, что в военные годы ни одной сосны в этом бору не спилили. Лес берегли! А для нынешних «бизнесменов» ничего святого не осталось. Ну вот как Белохонов — бывший «обэпник» — сегодня стал крупным землевладельцем? Ответ все знают, но, как правило, молчат.

Мало того, Белохонова в 2015 году избрали в Берёзовский районный Совет. Двигался он тогда от «Патриотов России», а в нынешние выборы двинулся уже от «Единой России». У Белохонова земельных участков в Берёзовском районе — «как гуталину».

Однако в Берёзовском районном суде рассматривается уже несколько исков прокурора Берёзовского район по истребованию у Белохонова и сотоварищей земельных участков лесного фонда из незаконного владения в собственность Российской Федерации.

В 2011 году, во времена правления в районе Виктора Рыбченко, фермер Алексей Морозов купил у района по дешёвке несколько земельных участков, относящихся к государственному лесному фонду. Шикарная лесная поляна с кадастровым номером 24:04:0301010:29 площадью 10 047,0 квадратного метра была продана Морозову всего за 15 000 рублей.

Он, в свою очередь, путём заключения договора мены передал этот земельный участок своему зятю — Виталию Войлошникову и его компаньону — Александру Белохонову. На суде друзья уверяли, что используют эти участки как дачи, собирают на них ягоды и грибы, жарят шашлыки, однако суд был непреклонен. Земли эти относятся к государственному лесному фонду, поэтому никак не могли быть переданы Белохонову и Войлошникову либо приобретены ими в частное владение.

5 июля 2018 года Берёзовский суд вынес первое решение — удовлетворить иск прокурора Берёзовского района и изъять из незаконного владения у Александра Белохонова и Виталия Войлошникова земельные участки. Кстати, история этих земельных участков фигурировала в уголовном деле, по которому в ноябре 2014 года был вынесен приговор.

Депутат Виталий Войлошников запомнился жителям Красноярского края громким скандалом, связанным с вырубкой заповедного леса на Чёрной сопке. Много веков на эту реликвию природы никто даже не покушался. Но Войлошников — не из тех, кого это останавливает. Активно депутат осваивает и земли Кузнецовского плато. Однако это уже отдельная тема, к которой мы обязательно вернёмся.

Генерал берёзовских карьеров

Надо сказать, что земельные участки и лес — это далеко не все «бизнесовые» интересы депутата Белохонова. Карьеры — вот где можно разгуляться.

Когда-то колосящиеся поля Берёзовского района теперь осваивают ловкие латифундисты, приближённые к местной власти. Возле пресловутой «Сибирской Венеции» есть и карьеры господина Белохонова. Он является совладельцем уже почти выработанного «карьера» на земельном участке сельхозназначения с кадастровым номером 24:04:0301006:617. На нём он роет карьер и добывает песчано-гравийную смесь.

После наших публикаций проверяющие органы заинтересовались карьерами в Берёзовском районе, не обошли вниманием и этот. Однако проверяющим были представлены документы, что это не карьер вовсе, а форелевое хозяйство (посреди полей).

Тогда куда же вывозят добытые гравий и песок? Может, на дробильную фабрику ПГС, которая находится рядом с Вознесенкой? Тем не менее проверяющие успокоились.

Рядом с выработанным находится ещё один карьер Белохонова, площадь участка 105 625 квадратных метров, кадастровый номер 24:04:0301006:630. Этот земельный участок был переведён распоряжением правительства Красноярского края N 946-р от 4 декабря 2019 года из земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земель для обеспечения космической деятельности, земель обороны, безопасности и земель иного специального назначения для добычи полезных ископаемых.

То, что на этом участке есть деревья, никого не смутило. Подписал распоряжение заместитель председателя правительства господин Подкорытов. Так что, жители Берёзовского района, снова ждите рубки и копки.

И швец, и жнец

Господин Белохонов увлекается и тендерами: принял участие в двадцати пяти объявленных на территории Берёзовского района, освоил тридцать один миллион бюджетных денег.

Особенно удачно всё складывается у бывшего «обэпника» в Вознесенке, и такое совпадение вряд ли случайно. Глава Вознесенского сельсовета Татьяна Шмаль, так же, как и Белохонов, работала в своё время в правоохранительных органах Берёзовского района.

В 2018 году ИП Белохонов выиграл тендеры на содержание улично-дорожной сети: сначала на 1 400 012 рублей, а в 2019 году — уже на 1 947 978 рублей. Да и как тут не взяться обслуживать дороги, когда есть свои карьеры с ПГС и дробильная фабрика?

Отремонтировал водопропускную трубу за 438 836 рублей, профиль гравийных дорог за 201 027 рублей в деревне Красная Сибирь. Тротуар в Вознесенке за 378 098 рублей и остановку на этой же улице за 225 474 рубля обустроил. А в 2019 году детскую площадку за 918 248 рублей построил.

В рамках капитального ремонта котельной в Вознесенке ИП Белохонов заменил бак — аккумулятор горячей воды за 1 584 521 рубль. Но, надо сказать, что котельная в Вознесенке не только в замене бака нуждается. Труба котельной прохудилась в нескольких местах.

Курочка по зёрнышку клюёт…

В 2018 году помимо индивидуального предпринимателя Белохонова, осуществляющего зимнее содержание дорог Вознесенского сельсовета, зимним и летним содержанием дорог в Вознесенке, деревнях Красная Сибирь и Малая Кускунка занималось ООО «Сельпром».

ИП Белохонов вывозил снег за 85 509,13 рубля, подсыпал противогололёдным материалом за 60 483,38 рубля. А ООО «Сельпром» от него не отставало: и летним содержанием дорог за 99 850,93 рубля занималось, и зимним за 99 239,79 рубля. Только вот учредитель у ООО «Сельпром» — всё тот же господин Белохонов, а директор — Татьяна Владимировна Попова.

Основной деятельностью ООО «Сельпром» является выращивание зерновых (кроме риса), зернобобовых культур и семян масленичных культур. Дополнительных видов деятельности по ОКВЭД у ООО «Сельпром» — 46, среди них есть даже «разведение лошадей, ослов и мулов».

Деятельность по строительству дорог добавлена в июне 2018 года, а вот первый контракт по обслуживанию дорог с администрацией Вознесенского сельского совета был заключён в мае 2018 года, когда такого вида деятельности у ООО «Сельпром» даже задекларировано ещё не было. Но, как говорится, курочка по зёрнышку клюёт.

Разруха не в клозетах, а в главах…

Объектов, которые требуют сегодня незамедлительного ремонта, в Вознесенке хватает, среди них — и водонапорная башня, и очистные сооружения.

А самое страшное то, что канализационные стоки льются со всего посёлка Вознесенка в речку Батоишка (в народе — Батоюшка), которая впадает в реку Есауловка, а Есауловка, как известно, впадает в Енисей.

Неужели глава Вознесенского сельсовета не знает об этой чрезвычайной экологической ситуации на возглавляемой территории?

То, что представилось нашему взору, с трудом поддаётся описанию: на территории заброшенной фермы в Вознесенке находятся несколько канализационных колодцев, в которые стекают отходы жизнедеятельности всего посёлка.

Колодцы забились, на их месте — зловонное озеро, из которого, пересекая тропинку, тянущуюся вдоль фермы, течёт не менее зловонный ручей. Отстойники заросли травой и превратились в настоящее болото, если туда забредёт скот или человек — беды не миновать.

Насосная разрушена, внутри неё — гора мусора. Свалки — на всей территории очистных сооружений, всё содержимое канализации посёлка напрямую течёт в реку Батоишка. Однако с населения не забывают взимать плату за коммунальные услуги, которые включают в себя и оплату за стоки — 31 рубль за кубический метр. Возможно, и компенсацию на выпадающие доходы получают.

Ранее очистные сооружения представляли собой 9 площадок, так называемые «карты». В них были насыпаны песчаные и гравийные смеси — фильтры. Каждая «карта» объёмом 5 000 кубометров. Объём сброса канализационных стоков со всего посёлка в сутки — от 200 до 400 кубометров.

Стоки должны попадать сначала в одну карту, и, как только она заполнится, труба в неё должна быть перекрыта, а стоки перенаправлены в следующую карту. Загрязнённая карта подлежит очистке.

Вот такой технологический процесс, про который власти посёлка преступно забыли. Надеемся, что эта публикация привлечёт внимание природоохранной прокуратуры и активистов ОНФ.

Почём опиум для народа

В этом году посёлок Вознесенка весь зарос: разнотравье, включая коноплю, как в самом посёлке, так и в окрестностях. Напротив сквера Памяти — дикий бурьян, рядом зияет разбитыми окнами разрушенный строительный вагончик.

В 2019 году администрация Вознесенского сельского Совета организовывала работы по скосу травы в посёлке. Был заключён контракт с ООО «МП СЖ КХ», по условиям которого косили траву на разделительной полосе, в подмостной зоне и на обочинах дорог.

Деньги небольшие, по 15 094,99 рубля в июне и в августе. Но, что интересно, в объёмы выполненных работ была включена и уборка вручную скошенной травы: 4,2 тонны в июне и 4,2 тонны в июле. Это ж сколько надо травы скосить, чтобы в тоннах получилось? В воображении представляются весы, на которых подрядчик — ООО «МП СЖ КХ» — завешивает ровно по 4,2 тонны скошенной травы, а потом вывозит её ровно на 41 километр (по условиям контракта) от места скоса. И так два раза подряд…

Хотели как лучше…

Вознесенский сельский Совет участвует в краевых и партийных программах. Так, например, по проекту партии «Единая Россия» «Культура малой родины» Вознесенскому сельскому клубу был выделен один миллион рублей на приобретение музыкального и светового оборудования.

Всё бы хорошо, только вот клуба в Вознесенке давно нет. Само здание несколько лет стояло заколоченным, так как было аварийным, а недавно его и вовсе снесли…

Зато единица «Сельский клуб» исправно фигурирует в отчётах отдела культуры Берёзовского района. Кроме того, числящийся на бумагах сельский клуб теперь перевели в районную клубную систему, ликвидировав его как юридическое лицо в июле 2016 года. Есть одно здание под клуб в Лопатине, да и то всё разбито и разрушено.

В рамках другого партийного проекта «Единой России» — «Детский спорт» и федерального проекта «Спорт — норма жизни» в Красноярском крае на территории села Вознесенка появилось и плоскостное спортивное сооружение — универсальная спортивная площадка для подвижных игр для жителей села.

Прекрасное событие, замечательный объект. Но размещён этот объект на территории школы, которая должна быть ограничена для свободного доступа. Ведь, в соответствии со стандартом безопасности объектов образовательной сферы, основными требованиями антитеррористической защищённости образовательных организаций района является непременное ограждение периметра территории. Сегодня школа не огорожена, мало того, к ней примыкает неогороженная строительная площадка.

Земельный налог в местный бюджет. Пролёт нормальный

Согласно Бюджетному кодексу, 100 процентов земельного налога поступает в местный бюджет муниципального образования. А это значит, что такие платежи составляют значительную его часть.

На территории Вознесенского сельского Совета разместился крупный объект, который в народе называют «аэродромом Давыденко». Этот объект приносил когда-то хорошую прибыль в бюджет Вознесенки.

Аэродром принадлежит обществу с ограниченной ответственностью «Авиационные технологии», учредителем которого является Мария Давыденко, дочь экс-председателя Счётной палаты Красноярского края.

Надо, отметить, что родственница когда-то стоящей на страже краевого бюджета Татьяны Алексеевны сама платить налоги не особо любит. В феврале 2015 года межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 26 по Красноярскому краю была проведена камеральная проверка налоговой декларации по земельному налогу за 2014 год, представленной обществом с ограниченной ответственностью «Авиационные технологии».

Налог был исчислен к уплате в бюджет в сумме 44 166 рублей. Однако в ходе проверки было установлено, что кадастровая стоимость земельного участка под аэродромом (кадастровый номер участка 24:04:0101002:446) была существенно занижена: по данным налогоплательщика, стоимость этого земельного участка составила 2 994 397 рублей. А вот по данным Росреестра оказалось, что стоимость его почти в сто раз выше — 218 684 217 рублей.

По результатам проверки был составлен акт от 20.05.2015 года за N 07/918. Налоговым органом было вынесено решение N 825 от 21.08.2015 года «О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения», на основании которого обществу с ограниченной ответственностью «Авиационные технологии» (ООО «Авиатех») был доначислен земельный налог за 2014 год в сумме 3 236 097 рублей.

Для бюджета Вознесенского сельсовета сумма довольно внушительная, если учесть, что весь земельный налог, который поступает в местный бюджет за год, составляет около двух миллионов. Кроме того, были начислены пени в размере 300 776,96 рубля.

Поступил ли в бюджет Вознесенского сельского Совета от ООО «Авиатех» доначисленный налог за 2014 год в размере 3 236 097 рублей и пени 300 776,96 рубля, нам неизвестно. Но в годовых отчётах по исполнению бюджета эти суммы как-то не просматриваются.

Татьяна Шмаль возглавила Вознесенский сельский Совет в сентябре 2015 года. В ноябре этого же года ею было подписано решение N 9 от 10 ноября 2015 года «О введении земельного налога на территории Вознесенского сельского Совета Берёзовского района Красноярского края».

А вот уже в июне 2016 года в это решение — в пункт 3 — был внесён подпункт 3, согласно которому была введена налоговая ставка для земельных участков из категории земель промышленности с разрешённым использованием: для строительства посадочной площадки аэродрома — 0,15 процента от кадастровой стоимости земельного участка.

Ранее ООО «Авиатех» платило по ставке 1,5 процента, а после внесения изменений в вышеуказанное решение стало платить по ставке 0,15 процента от кадастровой стоимости участка, то есть в 10 раз меньше.

В соответствии с Уставом, решения сельского Совета депутатов подписывает глава сельсовета. Так кто же виноват, что местный бюджет понёс такие потери: депутаты или глава сельсовета? Кто обратился в Совет с такой грабительской инициативой? Уверен, что ответ депутаты знают.

Более того, чудесным образом (может, благодаря решению суда, а может, документу правительства края) кадастровая стоимость этого земельного участка стала не двести с лишком миллионов рублей, а всего 92 820 772 рубля.

И вот уже несколько лет вместо миллионного земельного налога в бюджет Вознесенского сельского Совета ООО «Авиационные технологии» платит копейки по сравнению с тем, что должно платить за бесценные сотни гектаров пахотной земли, выведенной из сельскохозяйственного оборота.

По нашим подсчётам, из-за манипуляций с кадастровой стоимостью земельного участка и ставкой земельного налога для аэродрома местный бюджет потерял около 20 миллионов рублей. А ведь на эти деньги и очистные, и котельную, и водонапорную башню, и много ещё чего смогли бы в Вознесенском сельсовете отремонтировать.

Почему же власть имущими сделан такой широкий жест в сторону частного коммерческого предприятия, остаётся только догадываться.

Как и Белохонов с Войлошниковым, Татьяна Шмаль выдвигается в депутаты Берёзовского районного Совета. Какие «инициативы» могут ещё предпринять эти люди, продолжая находиться во власти, можно себе представить.

Дмитрий ГОЛОВАНОВ,

Председатель Союза журналистов Красноярского края, руководитель сайта «Бюро журналистских расследований «Факт», член общественного Совета при ГУ МВД России по Красноярскому краю.

Берёзовский район.

Мандат-кредитка

Молодые коммунисты идут во власть ради личного обогащения

Скоро исполнится месяц с того момента, как молодой депутат-коммунист Красноярского городского Совета Иван Азаренко был взят под стражу. Его подозревают в посредничестве при передаче взятки. Он проходит по нашумевшему делу заместителя начальника департамента имущества города Красноярска Ирины Тюриной. По версии следствия, эта дама оказалась организатором целой ОПГ, которая, используя коррупционные схемы, наживалась на продаже и аренде муниципального имущества.

Иван Азаренко
депутат Красноярского городского Совета от КПРФ
находится в СИЗО по подозрению в посредничестве при передаче взятки в особо крупном размере (ст 291.1 УК РФ)

)И это уже смело можно назвать тенденцией. Попадая во власть, молодые политики спешат, действуют нагло и бесхитростно, даже не считая нужным прикрывать свою алчность заботами о благе народном. Мандат для них – не более чем банковская кредитка… В одном только Красноярске за последние два года «присело» несколько начинающих «слуг народа», перепутавших депутатский мандат с банковской кредиткой.

Отвечая на вопросы журналистов по поводу ситуации с Азаренко, лидер красноярских коммунистов Пётр Медведев назвал этот итог «закономерным»:

— Я замечал, что Иван занимается «бизнесом», а когда есть деньги, хочется их ещё больше…

И далее, комментируя ситуацию, Медведев сделал загадочный намёк:

— Я думаю, что у него есть наставник, «куратор», надеюсь, следственный комитет разберется…

Говорят, после этого заявления Медведев был подвергнут резкой критике со стороны своих молодых коллег: дескать, нарушил «партийную этику» и не бросился на защиту товарища: «Дело-то, дексать, на самом деле, выеденного яйца не стоит – через месяц-другой «недоразумение» разрешится, и Петру Петровичу станет стыдно…»

Фасад здания, в котором размещается краевое отделение КПРФ

Надо заметить, что суд первой инстанции счёл возможным избрать Ивану Азаренко меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Но позже, по настоянию прокуратуры, дело было пересмотрено в краевом суде, и депутата взяли под стражу. Причём, Фемида развернулась на 180 градусов – судом первой инстанции была избрана самая «мягкая» мера – даже не подписка о невыезде, а всего лишь ограничение в общении с некоторыми свидетелями по делу Тюриной. Так что, дело приняло гораздо более серьёзный оборот, чем предполагалось изначально.

Из надежных источников стало известно, что Иван Азаренко очень сильно хотел работать в  комиссии по градостроительству и дорожно-транспортной инфраструктуре, теперь становится понято почему, и даже добился должности заместителя председателя этой комиссии. Да, весьма шустрый молодой человек – без году неделя в партии, а уже претендовал на роль лидера фракции КПРФ в горсовете.

Собственно говоря, здесь, на мой взгляд, и кроется ответ на загадочные намёки Медведева. Сейчас в краевом отделении КПРФ по-сути дела, наметилось двоевластие. Раскол произошёл ещё в прошлом году: коллеги Петра Петровича по фракции Андрей Новак, Александр Бойченко и Евгений Козин взяли курс на «омоложение» и начали активную борьбу за его смещение с должности первого секретаря крайкома КПРФ, мотивируя свои действия необходимостью «ротации кадров». Кто же идёт на смену «старой гвардии»?   

Как нам стало известно, Ивана Азаренко в КПРФ «привёл» Евгений Козин, депутат Законодательного Собрания с очень интересной, мягко говоря, биографией.

На сайте Законодательного Собрания Красноярского края указано, что Козин Евгений Александрович имеет среднее специальное образование: окончил Красноярский политехникум. Для парламентария краевого уровня, маловато, на мой взгляд. Хотя и сам факт наличия диплома техникума у многих «товарищей по партии» вызывает сильные сомнения. Ни в одной анкете  Козин не указывает годы, когда он поступил в техникум и когда его якобы закончил.  А в сведениях о кандидате, предоставляемых в избирком, вообще не указано никакого профессионального образования.

Мы постараемся уточнить этот момент в жизни Козина, и сделаем соответствующий запрос в учебное заведение и Законодательное Собрание. Надо же, наконец-то увидеть этот диплом? Если он, конечно, существует…  

Кстати, товарищ Козина по партии, Андрей Новак был уличён в том, что в 2006 году, при поступлении на работу в Законодательное Собрание Красноярского края, он представил недостоверные сведения о своём образовании. Об этом газета  «Красноярский рабочий» сообщала ещё в 2016 году. При этом редакция издания отправила в краевую прокуратуру соответствующий запрос, однако ответа не дождалась – добиться проверки получилось только после обращения в Генеральную прокуратуру. По Закону это правонарушение – согласно  ч.3 ст.327 Уголовного Кодекса РФ (использование заведомо подложного документа) — предусматривает наказание вплоть до ареста на шестимесячный срок.

Член ЦК КПРФ, депутат Законодательного Собрания Красноярского края Андрей Новак в 2006 году предоставил в Законодательное Собрание Красноярского края неверные сведения о своём образовании.

Однако же депутат не был наказан, в связи с «истечением срока давности» поскольку факт подделки был установлен спустя 10 лет. Кстати, материал вышел в 2016 году, еще до выборов в краевой парламент, однако Новака преспокойно переизбрали на новый срок депутатом от КПРФ, более того – выдвинули в центральный комитет партии.

Но, если Новак судимости избежал, то у Евгения Козина она есть: в 2005 году он был осуждён по статье 158 ч.2 Уголовного кодекса РФ (кража), и получил срок.

Как получилось, что человек с таким пятном на биографии стал народным избранником?

А все очень просто, Козин во время выдвижения этот факт скрыл. За него на партийной конференции поручился Андрей Новак, человек, который в КПРФ давно, на тот момент он был «правой рукой» Петра Петровича, и ему верили безоговорочно. О наличии судимости стало известно уже после выдвижения. Вновь собирать конференцию – «дёргать» людей со всего огромного края, чтобы отозвать кандидата, было нереально – это существенные расходы, трата времени, которого на тот момент просто не было. Кроме того, из справки стало известно, что Козина ещё дважды правоохранительные органы привлекали к уголовной ответственности. В 2008 было возбуждено дело по ст. 119 ч 1 (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы) и в 2014 году по ст.115 ч.1 (Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности). Уголовные дела были прекращены по причине «искреннего раскаяния, осознания» и «примирения сторон». Как правило, это происходит после того, как «потерпевшая сторона» получает материальную компенсацию, и забирает заявление из полиции.     

Действительно ли Козин всё «осознал», и, «твёрдо встав на путь исправления», посвятил себя служению народу? О том, что странные взаимоотношения Козина с представителями криминального мира продолжаются, стало известно в мае 2018 года, когда красноярские СМИ рассказали, что сотрудники ФСБ задержали двоих мужчин, вымогавших 500 тысяч у депутата Козина, которого «поставили на счетчик». Сам Евгений Александрович назвал всё происходящее «бредом» и категорически открестился от произошедшего.

Тем не менее, у нас имеется видеозапись «разборки», на которой человек, «похожий на депутата Козина» носится по двору жилого дома с пистолетом и палит по каким-то убегающим людям. При этом видно, что поблизости гуляют случайные прохожие, играют дети…  

Запись нами будет направлена в соответствующие органы с просьбой идентифицировать людей, участвующих в «разборке» и прокомментировать происходящее.  

Депутат Евгений Козин не только задирист, но и забывчив: полтора года назад, уже будучи депутатом Законодательного Собрания, Евгений Александрович Козин едва не лишился мандата за сокрытие доходов. Он «забыл» указать некоторые банковские счета – свои и жены, а также «запамятовал» о том, что его супруга продала дорогостоящий автомобиль. Несмотря на представление прокуратуры, коллеги по депутатскому корпусу статус народного избранника за Козиным и ещё тремя «проштрафившимися» парламентариями сохранили, сочтя эти нарушения «несущественными»…

Есть у Козина ещё одна интересная должность – он является внештатным советником главы Хакасии. Правда, по каким вопросам, пока неясно. Напомним, ранее судимый «советник» не имеет высшего образования, да и наличие среднего у него –  под большим вопросом.

О том, какие функции он выполняет в качестве «советника», какие «советы» даёт главе Хакасии, мы постараемся узнать, сделав соответствующий запрос в правительство республики. 

Далеко не все наши соотечественники разделяют коммунистические идеалы. Тем не менее, свой стабильный электорат у партии КПРФ есть. Ностальгия о великой и могучей стране, социальному равенству – вот основные мотивы, заставляющие людей голосовать за коммунистов. Да, сто с лишним лет назад большевики шли во власть через тюрьмы и ссылки, и далеко не все из них кончали университеты. Вот только сидели они отнюдь не за мздоимство, и поддельных дипломов они себе не рисовали…

В принципе, «ротация» — дело нужное и даже необходимое. Власть и политика не терпит «застоя». Но когда начинаешь приглядываться к тем, кто идёт на смену нынешним, становится несколько не по себе. Неужели для нынешнего руководства коммунистической партии Российской Федерации слово «репутация» совсем ничего не значит?  

Дмитрий Голованов

Подчинение Закону (а)?

16 октября судья Красноярского краевого суда Андрей Геннадиевич Артеменко удалил журналистов с заседания суда присяжных, устно мотивировав своё решение тем, что ему «не нравится» информация о ходе процесса, которая «появляется в соц.сетях».



Поскольку мне показалось, что в данном случае конституционные права моих коллег на получение информации были ущемлены, я обратился к председателю Красноярского краевого суда с просьбой разъяснить, какими нормативами и статьями федерального законодательства руководствовался судья.



  В результате, мною получено вот такое «разъяснение», подписанное заместителем председателя краевого суда В.В.Носовым.

Уважаемый В.В.Носов, почему-то называя моё обращение «жалобой», сообщает, что судья «подчиняется» только Конституции и Федеральному законодательству. Это, конечно, хорошая, порадовавшая меня новость. Но вот всё остальное, увы, так и осталось загадкой.  

В свою очередь, хотел бы «разъяснить» уважаемому заместителю председателя краевого суда, что моё обращение не является «жалобой». Я не пытаюсь «оспорить» действия судьи и тем более, упаси Боже, вмешиваться в ход судебного процесса.

Я, всего лишь, хочу уточнить, почему  уважаемый судья Артеменко ограничил журналистам доступ к информации, гарантированный им Конституцией и федеральным законодательством, которым, как уверяет меня не менее уважаемый заместитель председателя краевого суда Носов, Артеменко «подчиняется». Хотелось бы этот вопрос прояснить. Кто кому, собственно, подчиняется.

Русский язык он такой — поменял буку в окончании — меняется падеж, и соответственно смысл. На прямо противоположный.

Хотелось бы, всё-таки, от нашего уважаемого суда получить ответ на моё обращение по существу.

В связи с этим буду обращаться в квалификационную коллегию судей, может там помогут коллегам «составить» бумагу, которая развеет мои сомнения. Ну и попрошу руководство Союза журналистов России взять ситуацию на контроль.

Дмитрий Голованов

Председатель Союза журналистов Красноярского края

«Золото – это мы»

Как золотодобытчики вытесняют людей с родной земли.

«Хотим и дальше жить в нашей чистой таёжной глубинке», «Не троньте наши реки» – с такими требованиями жители нескольких деревень Красноярского края вот уже несколько месяцев обращаются к местным и региональным властям. Золотодобывающая компания «Енисей золото» выиграла лицензию на разведку драгоценного металла на берегах таежных речек в Каратузском и Курагинском районах. После недавней трагедии на реке Сейба, когда была прорвана дамба золотодобывающей артели и погибли люди, жители окружающих деревень еще больше напуганы активностью золотопромышленников.

О том, что на территорию Каратузского и Курагинского районов также собирается заходить золотодобывающая компания, люди узнали совершенно случайно. И – как говорят они сейчас, вовремя. Пока что в тайге идет только разведка и лишь в одном месте. Но добывать золото компания собирается более чем в 20 местах. Написали коллективное заявление в администрацию Каратузского района с просьбой пояснить, на каком основании нас вытесняют с этой земли.

– Жуткая трагедия, которая произошла на реке Сейба, вызвала в Курагинском районе шок. Тем более на фоне того, чем мы занимаемся. Мы уже несколько месяцев говорим о том, что в этих местах нельзя добывать золото, тем более таким варварским способом, что это убьет природу и все живое. А 19 октября в одночасье это убивает 17 человек, – говорит Василий Марковский, житель деревни Петропавловка Курагинского района, член инициативной группы, которая намерена добиваться прекращения деятельности золотопромышленников в их районе. – Сейба чуть севернее нас, 88 километров по прямой, многие погибшие из соседних с нами районов и близлежащих городов. Но это еще одно подтверждение тому, что мы на верном пути. Это повод нам работать более активно. Если сейчас не остановить золотарей, завтра от их действий могут точно так же пострадать местные жители, а не только работники приисков. На пути перегороженных рек и хлипких дамб могут оказаться наши села и деревни. У нас уже есть данные, что на одном из мест участок золотодобычи подходит вплотную к огороду, практически заходит на него.

Село Таяты

Курагинский и Каратузский районы находятся на юге Красноярского края. Это уникальные места, где еще остались уголки нетронутой природы: чистейшие горные речки с ценной рыбой, тайга, полная шишек, грибов и ягод. Районы соседи, их разделяет река Казыр. На одном берегу село Таяты Каратузского района, на противоположном – леса Курагинского. Именно это соседство и объединило их в общей беде. На карте, где «Енисей золото» уже обозначили места будущих разработок, есть земли обоих районов.

Написали коллективное заявление в администрацию Каратузского района с просьбой пояснить, на каком основании нас вытесняют с этой земли.

Название Таяты говорит само за себя. Деревня притаилась, спряталось между гор, долины и рек. Из районного центра сюда ведет гравийка – лучше ехать на внедорожнике, уже за 20 километров до поселка обрывается сотовая связь – здесь не работает ни один оператор. Только природа и звенящая тишина. На каждом доме антенна – жители подключают ее к мобильникам и так пользуются связью. Село вытянулось вдоль Казыра длинной узкой лентой. Ни на улице, ни во дворах нет колонок. По воду ходят на Казыр или Таятку – на противоположной стороне села. Обе реки как бы обнимают село. Искать тех, с кем пообщаться, не нужно. Люди сами выходят на улицу, завидев чужого человека, и начинают рассказывать то, что наболело.

– В начале 2018 года «Роснедра» выдали две лицензии на поиск и оценку запасов россыпного золота на двух участках общей площадью – 200 квадратных километров, – рассказывает член инициативной группы Каратузского района Сергей Рябцев. – Территории участков пришлись на Таятский (Каратузский район), Можарский и Черемшанский сельсоветы (Курагинский район). Заявителем явилось «Енисей золото». Ситуация вскрылась в августе 2019 года совершенно случайно. Один из жителей решил оформить в аренду покос и получил отказ. Якобы это чужой участок. Как так?! Он испокон веков там косил траву, и его родители косили, его деды косили. Решил разобраться и выяснил, что этот и ряд других участков отданы под разведку запасов золота. Бросился в администрацию района – ему ответили, что, да, так и есть. Юридически он на этот участок права не имеет, поэтому земля была свободна. С этого все и началось. Начали поднимать других жителей – они тоже попытались получить участки для покосов. Но у них также ничего не вышло. Собрали всех этих людей, сделали карту участков и написали коллективное заявление в администрацию Каратузского района с просьбой пояснить, на каком основании нас вытесняют с этой земли. Только после этого с нами встретились власти. Ответ был один: все сделано по закону – раз участки не оформлены, значит, они могут их предоставить той компании, которая получила лицензию. В этом году люди на них еще косили. Как будет в следующем – непонятно. Один из пострадавших – Игорь Черкасов, местный фермер.

Фермер Черкасов

Как получилось, что это теперь не моя земля, я сам не понял

Усадьба Игоря стоит на краю деревни, у него козья ферма. Во дворе скачут козлятки, которым несколько дней от роду. Он долго не мог найти время, чтобы с нами поговорить, – один на хозяйстве. Дважды в день вручную доит 40 коз. Сам варит сыр нескольких сортов и продает заказчикам из Красноярска. Продукцию Черкасова даже в районном центре купить невозможно, все разбирают – или свои деревенские, или красноярские покупатели.

Как получилось, что это теперь не моя земля, я сам не понял

– У меня покос на Бурундате, около 5 километров отсюда, – рассказывает Игорь. – Как получилось, что это теперь не моя земля, я сам не понял. Конечно с документами возиться некогда, у меня нет помощников. Но я там кошу уже несколько лет, мне сам муниципалитет выделил эти земли, только занимайся, развивай сельское хозяйство. И вот теперь отнял.

Местные жители считают, что золотодобытчики начнут разработку с Бурундата. Оттуда пойдут вниз по Таятке и скоро доберутся до их села. Люди жалеют не только природу, но и свою уникальную историю и культуру. В 18–19-м веках в урочище был женский старообрядческий монастырь. История его подробно описана у писателя Алексея Черкасова в романах «Хмель», «Конь рыжий», «Черный тополь». Монахини держали скотину, пасеку и полностью себя обеспечивали. В Каратузском краеведческом музее хранится женский головной убор из скита, датируемый концом 18-го века. Сейчас на этом месте остался погост: староверческие кресты, кладбище. В 1980-х годах последняя монахиня оттуда ушла жить в Таяты. На въезде в саму долину стоит поклонный крест. С Бурундата начинается один из маршрутов на памятник природы – Таятские столбы, высота отдельных камней там достигает 50 метров. Сейчас на Бурундате шесть покосов у шести семей. Четыре семьи – многодетные. И эти земли – единственный источник пропитания для их скота.

Игорь хочет только одного: чтобы ему дали возможность работать. «Енисей золото» называет пренебрежительно «золотарями» и говорит, что, если они придут на эту землю, здесь живого места не останется.

Сергей Батурин более 40 лет проработал в геологии, вся его жизнь связана с природой и ее сохранением. Он даже представить себе не может, что эта территория превратится в золотой прииск.

– Мы когда-то сюда приехали не просто так. Чтобы вырастить детей и внуков в чистой местности. У меня уже десять внуков. И их будущее я вижу здесь. Когда я узнал о планах «золотарей», это меня очень встревожило. Я видел места, где добывают золото, и знаю, к каким последствиям это приводит. Река уже никогда не будет прежней. Её «сдвинут» в сторону, сделав новое русло. Погибнет вся экосистема, вымрут ондатры и бобры. Сам золотоносный горизонт – это всего один метр породы, но над ним расположено несколько метров ненужного золотодобытчикам грунта. Представьте, они сдерут несколько тысяч кубометров земли, и появятся отвалы, похожие на безжизненные горы.

Усть-Можара. После разведывательных работ золотодобытчиков

Да, сейчас идет только поиск и разведка. Но следующий этап – добыча, это самая страшная стадия. Золото обычно добывают вдалеке от населенных пунктов. А здесь это можно делать прямо в поселке. На берегах реках, из которых мы пьем воду. Других источников питьевой воды у нас нет, – говорит Сергей Батурин.

Он не исключает, что самые богатые золотоносные породы находятся прямо под деревней, так как это ровная поверхность. Если его версия верна, то старатели выгребут все, а затем придумают, как уничтожить деревню: закроют школу и люди сами разъедутся.

Дом Александра Мартынкова стоит у самого Казыра. Больше всего его возмущает то, что «золотари» всё делают по-тихому.

– Изыскания здесь проводились еще в советские времена, – рассказывает Александр. – Эти территории были пройдены геологами. Вообще вся наша земля – золотоносная. Но вот так варварски и агрессивно сюда еще никто не пытался зайти. Судя по информации, которой мы сегодня располагаем, коснется нас это очень жестко. Какой-то полубандитский способ освоения этих мест. Абсолютно без учета интересов населения. Просто тупо придут, сделают из нашей территории марсианский пейзаж – и уйдут.

Мы встанем на мосту и будем стоять круглосуточно. Я первый встану

Я здесь живу с 1995 года. Сначала работал лесником. Когда в стране угробили лесное хозяйство и лесников упразднили, я стал мастером-прикладником по бересте. При золотодобыче предполагаются серьезные вырубки леса. Вскрышные работы – это удаление верхнего слоя пород. Поэтому лесные насаждения будут уничтожены. Также любая добыча золота предполагает в своем технологическом цикле использование проточной воды. Во время промывки образуется взвесь, похожая на гель. И просто так она не оседает. Это очень мелкие фракции. Я видел подобное в реке Амыл, где уже давно моют золото. Там все камни покрыты слизью, которую так просто не смоешь с рук. А если не будет лесов и чистой воды в реках, вымрет рыба, не будет птицы. Как нам здесь жить дальше? Пока мы ищем зацепки, как законным порядком остановить золотодобытчиков. Но если все-таки подойдет к черте, у нас тут одна транспортная артерия, по-другому на эту территорию не попадешь. Мы встанем на мосту и будем стоять круглосуточно. Я первый встану.

По мнению инициативной группы, решить проблему можно лишь путем отзыва лицензий. И они готовы идти к этой цели до конца. Люди опасаются, что на них будет оказано давление. Поэтому в группе нет руководителя, а координаторы регулярно меняются.

На защиту своей земли встали практически все её жители: староверы, последователи Виссариона, православные и неверующие миряне. Эта тема объединила всех без исключения. Люди впервые не спорят между собой. И каждый готов помогать другим, чтобы защитить свое место жительства.

Министр экологии и рационального природопользования Красноярского края Павел Корчашкин призывает людей не переступать черту закона:

Следы работы золотодобытчиков

– Главная беда в том, что земли сельхозназначения, на которых у местных жителей находятся покосы, на них не оформлены. Люди просто по старинке ими пользовались и ни о чем не задумывались. Хотя, как заверили главы районов, они постоянно им об этом напоминали. Получается, что по закону эти земли свободны. Следовательно, их можно использовать. Золотодобывающая компания получила их на законных основаниях – выиграла на аукционе, который проводит Федеральное агентство по недропользованию (Роснедра).

Согласно нынешнему законодательству, муниципальные власти не принимают решений о выдаче лицензий на разведку или добычу. Все эти вопросы находятся в ведении федерации.

Редакции «Сибирь.Реалии» не удалось связаться с руководством компании «Енисей золото». Звонки на номер телефона, указанный на сайте компании, остались без ответа.

Тем временем, восемнадцать природоохранных общественных организаций обратились к Владимиру Путину с просьбой прекратить выдачу лицензий на добычу россыпного золота.

«Промышленная добыча и разведка россыпного золота в руслах и поймах рек является одним из самых экологически опасных видов горнодобывающей деятельности», – говорится в обращении, которое цитирует «Коммерсант».

Среди подписавших документ – красноярская региональная общественная экологическая организация «Плотина», Экологическая коалиция «Реки без границ», «Гринпис России» и Центр охраны дикой природы. В результате такой добычи на значительных площадях изменяется ландшафт речных долин и происходит загрязнение поверхностных вод, отмечают экологи.

В обращении также говорится, что реки, где добывается россыпное золото, являются источниками водоснабжения и местами рекреации для расположенных по берегам населенных пунктов, а такой способ золотодобычи разрушает нерестилища рыб, уничтожает «продуктивные сенокосы, пастбища и охотничьи угодья».

По данным Союза старателей, объем годовой добычи россыпного золота составляет около 70 тонн, или около 27% от всей добычи.

Светлана Хустик

«Сибирь.Реалии» 

Суд присяжных слушает дело о заказном убийстве

Первый свидетель опрошен

— Да я не знаю вашего Назарова, даже в глаза не видел. Только после того, как его убили, мне по телевизору показали.

Состоялось третье заседание суда присяжных по делу об убийстве гражданина Назарова, которое было совершено 15 лет назад. На скамье подсудимых – Андрей Грабовский, который, по версии следствия, является заказчиком. Расследование, как видим, очень сильно затянулось: только в 2010 году на скамье подсудимых оказался предполагаемый киллер Евгений Коваль и Андрей Гугля, которого обвиняли в том, что он выступил посредником между убийцей и заказчиком. Обвиняемые, хоть и получили сроки, свою вину так и не признали, соответственно, и на «заказчика» следствие выйти не смогло.

Гугля утверждал, что «чистосердечное признание», ставшее одним из главных доказательств, его заставили написать сокамерники, угрожавшие ему расправой, однако всё равно был признан виновным и приговорён к девяти годам. Теперь он вышел на свободу и вновь оказался в зале суда по этому же делу. На этот раз, в качестве свидетеля. В присутствии присяжных Гугля отвечал на вопросы государственного обвинителя. Диалог мне показался весьма загадочным: как он «проливает свет» на совершённое много лет назад преступление, и в каком именно месте у следствия появилась уверенность, что его заказчиком стал Грабовский, я, честно говоря, пока и не понял. В доказательство своих слов, приведу дословную расшифровку беседы государственного обвинителя со свидетелем Гуглей.    

— Андрей Сергеевич, ответьте, пожалуйста, в 2004 году, где Вы проживали?

— В городе Красноярске, на улице Семафорной дом №# квартира №#.

— Вы помните номер телефона, которым тогда пользовались?

— Нет, не помню.

— В 2004 занимались какой-либо юридической практикой?

— Нет, я учился, ну и работал в качестве помощника коллегии адвокатов. Нет, извиняюсь, в 2004 году только учился. Работать я начал позже, в 2008 году.

— А в 2004 году имели какое-то отношение к адвокатской коллегии Свердловского района?

— Нет, не имел.

— Посещали данную коллегию?

— Иногда, по необходимости, но больше ходил в Кировскую, там у меня знакомые.

Коваль Евгений вам знаком?

— Да.

— Как давно Вы с ним знакомы?

— Знакомы мы с ним давно, в школе вместе учились.

— Какие у вас были отношения?

— Ну, нормальные отношения: «здравствуй – здравствуй».

— Коваль посещал коллегию адвокатов Свердловского района?

— Нет, не посещал.

С Ковалем встречались в Свердловской коллегии адвокатов?

— Нет, не встречался.

Вам что-нибудь известно об игре в карты в коллегии адвокатов Свердловского района?

— Нет, неизвестно. А должно быть известно?

Сами не принимали участие в этих играх?

— Ха… Нет, не принимал.    

Расскажите про Грабовского: как давно вы были с ним знакомы?

— Давно. Какое-то время работали на рынке, в Сосновоборске, да и вообще – в одном городе жили…

— А где он проживал в 2004?

— Ну, где-то на Мира. Да, на Мира…

— В посёлке Овинный проживал Грабовский?

 — Ну наверное проживал… Да проживал.

— Вы бывали в гостях у Грабовского в Овинном?

— Да. Был один раз. Мы там день рождения отмечали. Ой, нет, встречали Новый год.

Коваль и Грабовский между собой были знакомы? 

— По-моему… Как сказать… Были знакомы.

То есть, были знакомы?

— Ну да…  

— Отношения в 2004 году они поддерживали?

— Коваль люто ненавидел Грабовского.  Не знаю, как Грабовский относился, но Коваль лично высказывал неприязненные отношения.  Да и Грабовский длительное время проживал в городе Москве, он я не помню в каком году приехал, после двухтысячных, не общались они, по-моему. Раньше, может в девяностых. Я в окружении Грабовского Коваля не видел.

Ну, может всё-таки пересекались, встречались?

— Мне известно точно, что с Грабовским они не встречались, по крайней мере, на тот момент, когда мы с Грабовским работали.

Ну, в общении, например, может в разговоре Коваль говорил, что встречался с Грабовским? Может Грабовский проявлял интерес к Ковалю, или Коваль к Грабовскому?

— Нет. Я же говорю, он люто его ненавидел. Мне известно точно, что Грабовский и Коваль не встречались, когда мы работали на Сосновоборском заводе и какое-то время на колхозном рынке…  Они не виделись.  Где они встречались?

То есть, таких разговоров не было?

—  Нет. Ну, Грабовский его не видел столько лет… 

— Созванивались ли Вы в октябре-ноябре 2004 года с Ковалем? Я просто скажу Вам событие преступления, то есть убийство Назарова было совершено 23 ноября 2004 года. Я вот за эти вот месяца́ спрашиваю: октябрь – ноябрь 2004 года.

— Вы знаете, может я с ним и созванивался, так как у нас были общие знакомые. Шестаков. Мы там у него встречались частенько. То в бассейн ездили, то в спортзал, то на горных лыжах вместе катались, ну по необходимости вот…

—А в 2004 году вот в эти месяца́ Вы встречались с Ковалем? Октябрь-ноябрь?

—Ну, Вы знаете, я не помню… Скорей всего нет…

Нет, да?

— Ну да… Он на какое-то время уезжал. Он вообще, интересный человек. Коваль уезжал в Тибетский монастырь там куда-то. Приехал весь в верёвочках, трогать их нельзя.

— А скажите, встречи у Вас были с Ковалем по поводу убийства Назарова?

— Нет.

— Никаких разговоров?

— Да я не знаю вашего Назарова, даже в глаза не видел. Только после того, как его убили, мне по телевизору показали.

Ну, хорошо, Вы помните человека, которого убили, по поводу этого человека Вы встречались?

— Нет, не встречались.

     — А до убийства не встречались?   

— Нет, ни во время, ни до, ни после убийства не встречались.

— А с Грабовским Вы встречались по поводу вот убийства?

— И с Грабовским тоже не встречался.

Тоже не встречались… Вы- то сами какое-то отношение к смерти Назарова имеете?

— Никакого не имею…  Как я могу иметь отношение к человеку, которого ни разу не видел в глаза?

— А Вы были осуждены за…

Адвокат:

— Ваша честь, я возражаю.

Судья отклонил протест защиты, и допрос продолжился:

— Скажите, Вы были осуждены за соучастие в совершении убийства Назарова?

— Был.

— Передавал ли Вам Грабовский оружие для убийства какого-либо лица?

— Нет, не передавал.

— Какие-либо денежные средства для этой цели передавал?

— Нет не передавал.

— Скажите, а номер телефона № ##### в 2004 году вам не принадлежал?

— Не помню, у меня давно другой. Может быть…

Он на Вас был зарегистрирован.

—  Ну тогда да, наверное…   

— Угу… ясно.

На этом допрос закончился. После этого странного диалога про карточные игры в коллегии адвокатов и тибетские монастыри, судья неожиданно принял решение удалять прессу и слушателей из зала во время процессуальных слушаний, которые ведутся в отсутствии присяжных. Дескать, зрители и журналисты «шалят», выкладывают в интернет много лишнего, что может сказаться на объективности присяжных. Что именно «лишнего» мы выкладываем, нам пояснять не стали. Журналистов, вообще говоря, на процессе работает всего двое. Те, кто был на протокольной съёмке и открытии слушаний, не в счёт. То есть, судебное заседание превратилось в эдакий полузакрытый-полуоткрытый процесс. Честно говоря, я не слышал, что такие бывают. Может меня кто-то из судейских поправит? Пока же пишу запрос по этому поводу в пресс-службу краевого суда и юридический отдел Союза журналистов России.

Следующее заседание – 22 октября. Ждём, когда государственный обвинитель выполнит обещание предоставить суду «неопровержимые доказательства». Всё-таки человека обвиняют в особо тяжком преступлении. Пока лично я в диалоге со свидетелем не только «неопровержимых» но и вообще никаких доказательств не услышал.             

Дмитрий Голованов

Общественники сорвали общественные обсуждения

Красноярский алюминиевый завод – предприятие первого класса опасности. Согласно новому законодательству, он должен получить комплексное экологическое разрешение через процедуру общественных обсуждений.  

Хорошее дело обсуждать на «общественных обсуждениях» не станут. Особенно, если речь идёт об экологии и вредных выбросах. Это было понятно сразу, поэтому организаторы подготовились. 

За два часа до начала к зданию администрации Советского района начали подтягиваться суровые мужики, – металлурги с алюминиевого завода.

Общественники и общественницы вo главе с неугомонной Натальей Подоляк появились чуть позже. Сразу, прямо на крыльце, они пошли в атаку:

— Ну что, «титушки», собрались уже?

Металлурги угрюмо промолчали.

Работники алюминиевого завода заняли две трети зала, обеспечив себе численное преимущество. Однако и общественники с общественницами не дремали, захватив «плацдарм» – первые три ряда.

Ругаться начали почти сразу после того, как расселись. Наталья Подоляк решила поснимать собравшихся на телефон, и кому-то, не очень умному, эта идея не понравилась. Он опрометчиво крикнул:

— А у вас есть разрешение на съёмку?

Первые ряды отозвались возмущённым рёвом. Началась перебранка, в которой маты перемешались со словами «полиароматические углеводороды», «бензпирен» и «содерберг».

Ответные аргументы «алюминиевых» типа: «не нравится воздух в городе, езжайте в деревню», «лучше отвези свою машину в утиль, чтобы не портить воздух» напоминали попытку затушить костёр соляркой. 

Вёл заседание глава Советского района Дмитрий Дмитриев. Скажем сразу, у него не получилось.

Роковая ошибка была сделала в самом начале. На достаточно невинное предложение Натальи Подоляк по повестке: «вопросы задавать каждому докладчику персонально, после каждого выступления, а не в конце, когда все уже устали и хотят домой», последовал отказ.

На этом, собственно, «обсуждения» закончились. Первые ряды подняли крик. Слушать все друг друга перестали. Хрупкое «Стояние на Угре» мгновенно превратилось в свирепую «Куликовскую битву».

Общественница Суворова

Несмотря на подавляющее численное превосходство, «свезённые» на «обсуждения» работники КрАЗа пятились под неистовым напором Подоляк, Елизарьевой, Поляковой  и других общественниц, наглядно доказывавших суворовский постулат о том, что «воюют не числом, а уменьем». Суворова, кстати, там тоже была. Зайдя с тылу, она поддерживала с галёрки своих единомышленников и единомышленниц зычными выкриками, внося тем самым, дезорганизацию в стройные ряды «алюминщиков», которым пришлось отбиваться на два фронта.

Докладчица безуспешно пыталась перекрыть гвалт, щёлкая пультом и оборачиваясь к экрану, на котором зачем-то сменяли друг друга таблицы и графики. Улучив момент, Наталья Подоляк выскочила на трибуну и завладела микрофоном:

— Требую, чтобы работники КрАЗа покинули общественные обсуждения, – они являются заинтересованными лицами! — провозгласила она.   

Женщины из президиума с фамилиями Воробьёва и Соколова вступили в битву с Подоляк за микрофон. Но они были обречены на поражение, так как обе представляли новокузнецкую консалтинговую фирму.

— Валите в свой Новокузнецк и дышите там, чем хотите – раздались выкрики из зала, — а нам здесь детей растить.

После этого руки Воробьёвой и Соколовой ослабли…

— «Подоляк! Подоляк»! — скандировали одни, — «уйди с трибуны, дай людям сказать» – совестили общественницу другие.

  На фоне криков и взаимных оскорблений, бесстрастными выглядели только пришедшие на слушания журналисты.

Повестка окончательно пошла под откос. Вызвали даже полицию. Зашедший в зал лейтенантик в форме вызвал иронические аплодисменты и смех. Застеснявшись, «страж закона» подошёл к трибуне, оккупированной Натальей Подоляк, и, пошептавшись с нею, удалился под одобрительный гул. На трибуну стали выходить политики «дежурно пиарящиеся» на подобных мероприятиях.    

Татьяна Давыденко обратилась к алюминщикам по- «простому»:

«Мужики! Нам же всем жить в этом городе…»

Депутат Иван Серебряков обвинил «Русал» в том, что загрязняя атмосферу Красноярска, завод КрАЗ платит маленькие налоги и не участвует в социальных программах…

— Восемьсот миллионов налогов в краевой бюджет от такой «махины» не просто мало, это издевательски мало… — вещал народный избранник. Общественники одобрительно гудели, пролетариат молчал. Ему теперь есть что терять, кроме своих цепей.   

И только ресторатор и блогер Владимир Владимиров на этот раз от выступлений на трибуне воздержался. Зато он скрупулёзно и ответственно снимал происходящее на телефон, и даже пытался брать интервью у присутствующих. Решил, одним словом, «вкусить» нелёгкий репортёрский хлеб… 

Потом на трибуну вышел общественник Евгений Калиманов, человек, судя по всему, сведущий.

Галёрка против загрязнения атмосферы

Как мне показалось, именно он разозлил президиум больше всего. Зал притих, поскольку вдруг все поняли, что именно следует обсуждать на этих «общественных обсуждениях», и на какие вопросы искать ответы. А внятных ответов на вопросы господина Калиманова не было, и стало понятно, что все эти «слушания», по — сути, ничто иное, как попытка РУСАЛа получить на последующие семь лет «индульгенцию» на выбросы, так что, воздух в городе вряд ли станет чище…

Один из сторонников «обоснования комплексного экологического разрешения» придумал вскочить и крикнуть:

— Да, я работаю на КрАЗе, да мне уже сорок пять лет, и чо? Посмотрите, как я выгляжу!

— На все шестьдесят, – радостно отреагировали первые ряды, и чей-то голос звонко добавил:

— Вообще, похож на покойника!

Хотели дать слово главному онкологу края Андрею Модестову, но не взял:

— Пусть меня пригласит к трибуне председатель – настаивал он – у нас есть вообще председатель?

Председатель Дмитрий Дмитриев был, но он трусливо молчал, поэтому главного онколога в тот день мы так и не услышали.   

Когда очередь дошла до Игоря Вячеславовича Фомичёва, который должен был доложить о качестве атмосферного воздуха в городе, и о выбросах АО «РУСАЛ – Красноярск», зал немного подустал и стих.

Игорь Вячеславович счёл это хорошим знаком и решил поблагодарить публику:

— Спасибо вам, уважаемые собравшиеся, что даёте мне возможность сделать свой доклад в тишине…

Это он сказал зря.

— До каких пор вы будете травить нас и наших детей!? — тут же раздался истошный крик с галёрки.

После этого началось и вовсе что-то невообразимое. Стороны перешли на обсценную лексику, но и этого показалось мало. Орали общественники, орали работяги, и в воздухе даже запахло дракой. По залу заметался блогер Руслан Лысый – главная боевая единица общественников. Персонаж, напоминающий габаритами Гену из «Универа», только наголо обритый и с бородой. Он пытался напугать металлургов своими размерами, но пролетариат был в явном численном большинстве и не боялся…

К счастью, здравый смысл победил, и драки не случилось. Как впрочем, не случилось и общественных обсуждений. Один абсурд.  

Правда, на следующий день, в официальном пресс-релизе АО «Русала» бодро сообщили о том, что «По итогам общественных обсуждений будет подписан протокол. В протоколе будут, в том числе, учтены мнения горожан, чтобы включить их в окончательный вариант «Оценки  воздействия на окружающую природную среду Красноярского алюминиевого завода».

Некоторые СМИ даже это перепечатали, совсем не заморачиваясь тем, что на слушаниях случился скандал…  Как будто теперь получится его замять.

На мой взгляд, это не просто «поскандалили и разошлись», это диагноз: с общественными обсуждениями надо что-то делать. С одной стороны – нельзя, конечно, чтобы крикливые тётки их срывали. С другой – это должны быть именно обсуждения, а не спектакль с солдатской массовкой театра Российской Армии. Что бы там ни писали в «русаловских» пресс-релизах, обсуждения были сорваны. И сорваны они были, прежде всего, самими организаторами, ещё до их начала, когда они решили, как всегда всё обстряпать без лишнего шума. Привыкли, что «общественные обсуждения» – это что-то вроде ритуального танца, который обязательно надо исполнить перед тем, как обмануть аборигенов. Скандальные тётки, начав не в такт лупить в собственные бубны и там-тамы, дали понять, что больше не прокатит. И с этим придётся считаться.

Зазеркалье обсуждений

Символично, что «обсуждения» проходили на улице имени героя Гражданской войны партизана Железняка, который, как известно, в своё время положил конец Учредительному Собранию.

Дмитрий Голованов    

фото Бориса Бармина

Господа присяжные заседатели…

Судебные заседания с участием присяжных в нашей стране бывают не так часто, скорее даже в исключительных случаях. В Красноярске их за последние годы прошло совсем немного, можно по пальцам пересчитать. В общем, такое событие, которое журналисту, занимающемуся криминальными расследованиями грех пропустить.    

Назначаются такие процессы только по просьбе обвиняемого – как правило, в том, случае, если он категорически не признаёт свою вину и считает, что следствие было к нему предвзято. Перечень преступлений, которые может рассматривать суд присяжных, не так велик. Как правило, это особо тяжкие преступления, такие как убийство.

Быть присяжным, на первый взгляд, несложно: сиди и слушай, чтобы потом сказать: «виновен» или «не виновен». Всего одно слово и восторжествует справедливость. Или будет погублена жизнь невинного человека. Или злодей избежит заслуженной кары. «Всего-то»… Поэтому, на самом деле, на человеке, который согласился стать присяжным заседателем, лежит колоссальная ответственность. Прежде всего, присяжный не должен лгать самому себе, как мне кажется. Не поддаваться эмоциям и тщательно сопоставлять все факты.    

Присяжные находятся в специальной комнате и приходят в зал заседаний только по приглашению судьи. Аккредитованным журналистам, как впрочем, и всем остальным присутствующим в зале  заседаний, их запрещено снимать на фото и видео. Чтобы, значит, никто не мог их идентифицировать, где-нибудь «случайно» встретить и попытаться в чём-нибудь убедить.       

Судят Андрея Грабовского, который, по версии следствия 15 лет назад «заказал» убийство предпринимателя и бывшего милиционера Сергея Назарова «на почве неприязненных отношений, желая повысить свой авторитет в криминальных кругах».

Дело более чем неординарное, и, на мой взгляд, даже немного странное. Столько лет «искать» преступника с таким «мотивом»? Чего сразу-то у «братвы» не спросили? Тем более, что «повысивший» таким странным образом свой «авторитет в криминальных кругах» Грабовский, никуда не прятался – жил себе в Москве, работал тренером по боксу.    

Кстати, сведения о «связях» с «братвой» и авторитете Грабовского в «криминальных кругах» мне тоже показались несколько туманными: понятие «криминальный авторитет» предполагает наличие «ходок» и судимостей, а таковых у обвиняемого нет. По крайней мере, пока нет. Истории о том, что Андрей Грабовский когда-то с кем-то что-то «делил», кого-то «пугал» и т.п. это пока просто… истории, если уж говорить юридическим языком.

Впрочем, «авторитет» он или не «авторитет» — дело тридцатое. В нашем случае вопрос не в этом – просил Грабовский убивать Назарова, давал убийце денег за это чёрное дело? Это должны решить присяжные заседатели.

Время от времени присяжных просят удалиться из зала суда в специальную комнату. Например, для того, что бы судья принял решение, какие обвинение и защита могут представить присяжным доказательства. В нашем случае, например, судья отклонил ходатайство обвинения о демонстрации присяжным видеозаписи с места происшествия. Речь ведь идёт не об исполнителе, а о заказчике, который на месте преступления не был. Показ подробностей убийства никак не доказывает тот факт, что его заказчиком был Грабовский, а вот эмоционально повлиять на решение присяжных он может. Судья в этой части согласился с доводами защиты.

Поэтому представитель государственного обвинения раскрыв папку стала долго и монотонно зачитывать присяжным протокол осмотра места происшествия.

Описание пулевых отверстий, рассказ о том, в каком месте запеклась кровь и на каком расстоянии от убитого валялись гильзы…  Всё это длилось почти час, и несмотря на леденящие подробности, едва не усыпило присутствующих. Как этот «протокол с места происшествия» помог следователям выйти на заказчика, пока не очень понятно.

В «Коммерсанте», между тем, освещая процесс, журналист обратил внимание на тот факт, что ещё в 2010 году, когда судили посредника Андрея Гуглю, и киллера Евгения Коваля, обвиняемые просили передать дело в другой регион для объективного расследования, обвинив силовиков в предвзятости и незаконных методах ведения следствия. В процессе, проходившем в краевом суде в 2010 году, Гугля утверждал, что чистосердечное признание, ставшее одним из главных доказательств, его заставили написать сокамерники, угрожавшие ему расправой. Коваль обращал внимание суда на противоречивость доказательств. Гособвинение опровергло эти доводы. В итоге суд назначил киллеру Ковалю 22 года колонии строгого режима, посреднику Гугле — девять лет.

«— Мы проанализировали все, каждую бумажку, мы прочитали все показания, мы просмотрели все протоколы. Прямых доказательств, что он организовал (убийство.— „Ъ“), нет, а косвенные вызывают огромные сомнения. Андрей Владимирович с момента убийства Назарова до октября 2018 года спокойно жил в Москве, по месту регистрации, не скрывался. Спокойно перемещался по России, жил, работал, воспитывал детей, вел жизнь законопослушного гражданина»,— заявил СМИ адвокат обвиняемого Иван Хорошев» — пишет газета «Коммерсант».  

  Суд перенесен на 16 октября. Ждём продолжения…

Индивидуальный закон для предпринимателя

Вопреки санитарным нормам и действующему законодательству    устанавливают очередную  торговую точку на улице Щорса 29.  

Её фактическая площадь составляет около 84 квадратных метров.  На этом месте уже стоял павильон, принадлежавший другому предпринимателю, площадью 30 квадратных метров, но не без вмешательства администрации Кировского района города Красноярска он был снесён. Дело в том, что согласно утверждённой «Схеме размещения нестационарных торговых объектов на территории г.Красноярска»,  на этом месте может находиться только передвижная торговая точка, площадь которой не должна превышать 30 квадратных метров: здесь проходит теплотрасса, на которой «сидит» несколько многоквартирных домов. В случае коммунальной аварии, ничто не должно помешать работам по её ликвидации. С сибирскими морозами не шутят. Предыдущий собственник об этом «забыл» или не обратил внимания на такую «мелочь». В результате – его павильон простоял не больше года – ровно до тех пор, пока некий «бдительный» представитель администрации не озаботился чаяниями граждан и не принял все меры , чтобы снести эту торговую точку. Так как колёс, которые были необходимым условием размещения павильона в этом месте, обнаружено не было, незадачливый предприниматель спорить не стал и место освободил.  

Через некоторое время на злополучном месте начал «разворачиваться» другой собственник, можно даже сказать, павильонный магнат – некий Руфат Наджми Оглы Мустафаев, — владелец нескольких десятков торговых точек в Красноярске. Казалось бы, новый арендатор должен учесть печальный опыт своего предшественника, но он поступил с точностью до наоборот. Вместо колёс в основании торговой точки появился бетонный фундамент, а её площадь выросла, как минимум, втрое. Бойкий предприниматель,обустраивая свой объект, снёс не только четыре дерева и кусты, кроме того, с этого места исчез киоск «Розпечати». Интересно, что перед тем, как киоск был убран, из администрации Кировского района его владельцу поступили указания о сносе, якобы стоит он за «красной линией», и необходимые документы не оформлены. Создается такое впечатление, что Кировская администрация специально расчищала место для павильона Мустафаева: на то, что были снесены деревья и кустарники, районная власть вообще не обратила внимания. Что характерно, такие случаи в Кировском районе не единичны. И, по странному совпадению, всё это начало происходить после прихода на должность руководителя Кировского района, госпожи Ланиной.

Может, в Красноярске для каждого предпринимателя существуют какие-то свои индивидуальные схемы и положения о размещении торговых точек? Они, предприниматели, ведь тоже индивидуальные… А чиновники Кировской администрации и мэрии участки под торговые точки измеряют, по всей видимости, разными рулетками: обычной и резиновой…

А может всё проще: у кого-то есть «прайс», позволяющий обойти действующую схему?

По крайней мере, какие-либо другие логичные объяснения происходящего мне лично в голову не приходят….  

Дмитрий Голованов

РАССТРЕЛИВАТЬ ДВА РАЗА УСТАВЫ НЕ ВЕЛЯТ…

История с красноярским долгостроем на улице Крайней 12 тянется уже около двадцати пяти лет. И, хоть дом ввели в эксплуатацию уже в 2010 году, расследования по уголовным делам, судебные разбирательства, похоже, только набирают обороты…

От фундамента до крыши…

Читать далее РАССТРЕЛИВАТЬ ДВА РАЗА УСТАВЫ НЕ ВЕЛЯТ…

На правом берегу Енисея тоже будет где погулять.

А теперь о хорошем. Работы по благоустройству набережной в районе Предмостной площади начались около месяца назад и сейчас идут полным ходом.

     По сути это даже не реконструкция, а создание принципиально нового «городского пространства» практически с нуля: от старой, построенной ещё в советские времена набережной практически ничего не останется. Сейчас все старые конструкции уже демонтированы, «черновая работа», уверяет подрядчик, подходит к концу. Сроки достаточно «суровые» — к 31 октября объект должен быть сдан в эксплуатацию.

     Однако, Абилфаз Аллахяров – генеральный директор фирмы-подрядчика ООО СПК «Сфера» уверен, что уложится в сроки.

Новая лестница сделает набережную доступнее О

     — Здесь будет замечательно, ничуть не хуже, чем напротив, на левом берегу, – говорит он.

     Мэр Красноярска Сергей Ерёмин, посетивший строящийся объект на прошлой неделе, в общем и целом ходом работ остался доволен, и даже шутливо назвал его «ударной коммунистической стройкой».

     — Темпы у меня вызывают определенный оптимизм, — сообщил он.

     Конечно, вид заросшей тиной Абаканской протоки не вызывает восторга. Но фирма, которая занимается обустройством набережной, к этому отношения не имеет: к ней претензий нет.

     Конечно, ремонт – это всегда определённые неудобства: пыль и грохот и щебень, лежащие в беспорядке стройматериалы. Но потом станет лучше, и это радует.

    — Когда «заходили» сюда, какую только чушь про нас не писали, – говорит Аллахяров, —какие-то поцарапанные деревья в Академгородке… А мы там и работ никаких никогда не вели… Наши бордюры рассыпаются от «одного прикосновения». Этого не может быть в принципе – во первых мы их не сами делаем, а приобретаем у поставщика, во-вторых: поставщик у нас надёжный, бордюры хорошие.

Возможно, кто-то надеется, что таким образом можно на нас заработать? Думает, что мы начнём платить за то, чтобы к нам прекратили «цепляться» и безосновательно подвергать критике? Такого не будет, за шантаж мы платить не станем…

А вот про то, как мы в 2015 году в рекордные сроки подготовили остров Татышев к федеральному Сабантую, мало кто вспоминает.  

Официальный сайт